Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

С. М. Толстая

СТЕРЕОТИП И КАРТИНА МИРА

(Этнолингвистика. Ономастика. Этимология. Материалы международной научной конференции. - Екатеринбург, 2009. - С. 262-264)


 
На своем пути от социологии (социальной психологии) к когнитивной лингвистике и этнолингвистике понятие стереотипа претерпело существенные изменения, затронувшие как его содержание, так и форму и объем. В общем виде характер и вектор этих изменений можно определить как расширение границ. Если в социологии понятие стереотипа относилось почти исключительно к этническим, социальным, профессиональным и др. группам людей («Немцы аккуратны», «Китайцы трудолюбивы», «Мать заботлива» и т. п.), то в когнитивной лингвистике и затем в этнолингвистике оно стало применяться по отношению к любым сущностям (предметам, явлениям, событиям, лицам, животным, растениям и т. д.), с которыми человек соприкасается в своей познавательной и практической деятельности и которые получают обозначение в языке (Х. Патнэм, Е. Бартминьский). Если первоначально стереотип понимался как некоторая «субъективная» добавка к «объективному» образу объекта, а языковой стереотип - как коннотативная (оценочная) добавка к лексическому значению слова (аккуратностью не исчерпывается образ немца и значение слова немец), отражающая коллективное мнение о соответствующем денотате, то впоследствии стереотип стал трактоваться как целостная «наивная теория» объекта (предмета, лица или явления), включающая не только оценочные (коннотативные, интегральные), но и категориальные (идентифицирующие) признаки («идея о том, как выглядит некий Х, как он действует, каков он» - Бартминьский), т. е. в соответствии с широко понимаемым лексическим значением (когнитивной дефиницией) слова.
При узком (социологическом) понимании стереотип имел вид суждения (мнения) о группах лиц или их представителях, стереотип в широком смысле понимается как некая ментальная (семантическая) сущность, которая может получать выражение в разнообразных языковых формах (лексическом значении слова, его словообразовательных и семантических дериватах, сочетаемости, корреляции с другими словами, этимологии, фразеологии, грамматических свойствах). Тем не менее экспликация стереотипа в этнолингвистике (когнитивная дефиниция) представляет собой совокупность суждений о предмете, реконструированных на базе всех языковых данных (например, стереотип солнца может быть представлен суждениями: «Солнце - самое яркое светило», «Солнце освещает и согревает землю», «Солнце всходит утром и заходит вечером», «Солнце - источник жизни», «На солнце нельзя показывать пальцем» и т. д.), а языковая картина мира - как «заключенная в языке интерпретация действительности, которую можно представить в виде комплекса суждений о мире. Это могут быть суждения, либо закрепленные в самом языке, в его грамматических формах, лексике, клишированных текстах (например, пословицах), либо имплицированные формой и текстами языка» (Бартминьский).
Такое (широкое) понимание стереотипа лежит в основе концепции люблинского «Словаря символики и языковых стереотипов», ср. определение, данное автором концепции проф. Е. Бартминьским: «Я понимаю стереотип широко, как субъективно детерминированное представление о предмете, охватывающее как описательные, так и оценочные признаки, а также являющееся результатом интерпретации действительности в рамках социальных познавательных моделей». Первые вышедшие тома словаря включают статьи, посвященные элементам космоса (солнце, луна, звезды, небо и др.) и природным элементам (земля, вода, камень, металлы и др.), они призваны воссоздать соответствующие фрагменты языковой картины мира. В перспективе такие стереотипы, подобно пазлам, должны сложиться в некий целостный образ.
В этнолингвистической концепции Е. Бартминьского подробно разработана методика экспликации стереотипов. Однако в ней, как и в других работах когнитивного направления, речь идет лишь о «предметных сущностях», элементах мира, стереотипы которых реконструируются путем исчисления всех «предикатов» исследуемого предмета, т. е. его свойств, признаков, действий, состояний, отношений и т. д. Сколь подробно ни были бы исчислены и интерпретированы смысловые параметры каждого «предмета» и сколь полным ни был бы охват (набор) этих «предметов», составленная из их стереотипов картина неизбежно будет страдать неадекватностью - она будет плоской, двумерной, статичной и атомарной.
Для того чтобы картина мира была адекватной нашему восприятию, она должна быть объемной, по крайней мере трехмерной, иерархически упорядоченной, динамичной и системно организованной, а это требует включения в нее не только «предметных», но и «предикатных» сущностей. При «предметном» понимании стереотипов картина мира выглядит плоскостью, заполненной предметами, подобно карте с нанесенными на нее пятнами континентов, океанов и морей. В действительности познающий и категоризирующий мир человек составляет себе представление не только о предметах и явлениях и их свойствах, но и о самих этих свойствах, присущих разным предметам и потому наделенных в определенном смысле систематизирующей (категоризирующей) функцией. Он не только видит, что трава зеленая, а кровь красная, но и делает заключение о том, что такое зеленый (зелень) и красный (краснота) и какие еще предметы этим свойством обладают; не только знает, что человек и животное рождается и умирает, но и создает некоторый стереотип (образ, концепт) рождения и умирания. В картине мира должен присутствовать образ того, что такое ходить или бежать, плавать и летать, что такое всегда и вдруг, что такое время и пустота и т. д.
Если образ (стереотип) предмета складывается из совокупности характерных для него свойств (предикатов), то образ (стереотип) предикатных сущностей (свойств, действий, состояний и т. д.) складывается из их пространственно-временных характеристик и их предметного воплощения или наполнения, т. е. типичных для них субъектов, объектов, адресатов, инструментов, ресурсов и т. д. «Предикатные» стереотипы (включая абстрактные понятия типа «игра», «гнев», «красота» и т. п.) требуют разработки особой методики их экспликации и интерпретации. Некоторый опыт в этом отношении имеется и в лингвистической (московская семантическая школа, лексическая типология), и в этнолингвистической (словарь «Славянские древности») исследовательской практике.
 
печи для дачи, оптовые поставки.