Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

И. Г. Добродомов

ОБ ОДНОМ ПРИЗРАЧНОМ СЛОВЕ У В.И. ДАЛЯ (ВКЛАД АХМЕДА ИБН ФАДЛАНА И О.И. СЕНКОВСКОГО В РУССКУЮ ЛЕКСИКУ)

(Владимир Даль в счастливом доме на Пресне. - М., 2010. - С. 99-108)


 
В знаменитом "Толковом словаре живого великорусского языка" В.И. Даля среди двухсот тысяч русских слов в конце адъективного гнезда сытый читается: "Сычéвка ж. волж. варёный, питейный медъ" [1]. Как это ни странно, появление данного слова в русском языке связано с одним событием более чем тысячелетней давности - с посещением в 921-922 гг. Среднего Поволжья арабским автором Ахмедом Ибн Фадланом, описавшим эту поездку.
В повествовании о торжественном приёме у булгарского царя в стране славян Ибн Фадлан употребляет местное слово, передавая его средствами арабского письма, плохо приспособленного для передачи звучания чужой речи: falammā akalnā da'ā bišarābi l'asali wahum yusammūnahu ssüčǖ - "Когда мы поели, он [царь] велел принести напиток из мёда, который они называют суджув" [2].
Последнее слово в приведённой цитате اسچو можно читать по-разному, что затрудняет его понимание. Первый исследователь сведений Ибн Фадлана о волжских булгарах петербургский арабист Х.Д. Френ проявил колебания в отнесении загадочного названия напитка к разным языкам: "Слово اسچو сначала показалось мне тождественным с татарским سچو Sudschu, которым называют верховое пиво (der Vorsprung oder Vorlauf vom Bier). Я также какое-то время полагал, что здесь может быть искажение سحذو, которое соотносилось бы с финским названием браги, полпива Sahti (Benennung des Dünnbiers). Но это плохо соответствует тексту, и противоречит Ибн Фадлану, который отмечал, что это был напиток из мёда. По моему мнению, которое совпадает с мнением профессора фон Сенковского, здесь следует видеть русск. сыта, сычовка. Sytschowka представляет собой напиток из солода и хмеля с добавлением мёда. Она также называется "сычёное пиво и весьма хмельна" [3].
Колебания Х.Д. Френа заставляют последующих исследователей искать новые объяснения, иногда с привлечением дополнительных материалов. Но их соображения по разным причинам не могут быть признаны удачными и приемлемыми.
Семитолог Д.А. Хвольсон обратил внимание на сходство начертания اسچو у Ибн Фадлана и у Ибн Русте, которое встречается в разделе о пчеловодстве у славян [4] в не очень ясном контексте. Читая загадочное слово рукописи как при опоре на сербскохорватское название улья ýлūште, Д.А. Хвольсон переводит: "Славяне не имеют ни виноградников, ни пашен. Из дерева выделывают они род кувшинов, в которых находятся у них и ульи для пчёл, и мёд пчелиный сберегается. Зовутся эти кувшины улилщ (sic!) и заключают в себе каждый около 10 кружек мёду" [5]. Д.А. Хвольсон заменяет неясное начертание рукописи Ибн Русте и так с колебанием комментирует в примечании 65: "Не совсем отчётливо написанное арабское слово, по моему мнению, следует читать "улищъ", что почти тождественно с хорватскимъ "uliśce" улей. Ср. Фрэна, Die aeltest. Nachr. über die Wolga-Bulgaren, стр. 557, 559 и 546, прим. 46, где говорится о мёдном напитке болгар, имя котораго , у Вюстенфельда ; я не берусь решить, имеет-ли это какую-либо связь с Ибн-Даста".
При переиздании текста Ибн Русте в составе серии Bibliotheca Geographorum Arabicorum (VII, Lugduni Batavorum, 1892, p. 143, прим. g) М.Я. де Гуе принял чтение Д.А. Хвольсона с соответствующей оговоркой [6]. Другой семитолог А.Я. Гаркави осуждает конъектуру Д.А. Хвольсона как разъединяющую спорные слова у Ибн Фадлана и Ибн Русте, а сам склоняется к тождеству обоих начертаний, причём в рассказе Ибн Фадлана читает, по Ф. Вюстенфельду, то саджу, то саджвъ и упоминает: "по догадке Сенковскаго: сычёвка" [7].
Смутные догадки Д.А. Хвольсона и А.Я. Гаркави нашли в 1901 г. неожиданную поддержку нашего видного тюрколога-чувашеведа Н.И. Ашмарина, который для этого прибeг к рискованной правке текстов как Ибн Фадлана, так и Ибн Русте, отождествляя эти совершенно различные начертания (хотя и на разный манер) в уникальной рукописи Ибн Русте и разных рукописях, содержащих текст Ибн Фадлана, с начертаниями, весьма похожими на исходное в недошедшем до нас оригинале: "Так как, по-видимому, то же самое слово встречается и у Ибн-Даста [сейчас принято чтение Ибн Русте. - И.Д.], в начертании , где - член [артикль. - И.Д.] араб. языка (см. Гаркави, 261), то, по моему мнению, как в первом, так и во втором случае, здесь можно предполагать искаженiе первоначальнаго текста. Сделавъ лишь незначительное измененiе, я читаю это слово سم (сим), так как конечная буква م в арабском написании представляет значительную возможность для смешения её с конечным ح. Слово "сим" в чувашском языке составляет название какого-то напитка, в наше время, как кажется, уже неизвестного, хотя воспоминание о нём сохранилось и по сию пору в народной поэзии чуваш… Иногда также можно встретить в песнях и других произведениях слово "сим" в соединении со словом "мёд", в виде парного слова "сим-пыл" ("сим-был")" [8, с. 72, 73].
Хотя соображения Н.И. Ашмарина получили неожиданное сочувствие у М. Рясянена, который постарался найти для них половецкие, монгольско-калмыцкие, манчжурские, а также финно-угорские и даже индоевропейские параллели, от его толкования придётся отказаться [9], поскольку и оно основано на довольно рискованной конъектуре - произвольном, хотя и правдоподобном вмешательстве в текст.
Оставляя в стороне спорную проблему влияния Ибн Фадлана на Ибн Русте, поставленную уже у А.Я. Гаркави, и сложный вопрос о смешении у Ибн Фадлана этнонимов булгары и славяне (сакāлиба), восходящий к Х.Д. Френу, историк-востоковед Б.Н. Заходер предложил новое, довольно рискованное объяснение взамен колеблющихся соображений Х.Д. Френа [10], почему-то приписанных А.П. Ковалевскому (о котором речь пойдёт дальше): "Не входя в обсуждение всех приведённых А.П. Ковалевским сближений, укажем только, что вряд ли будет далёким от истины предположение видеть в непонятном у Ибн Фадлана слове русское "соты", под которым разумеется не только хмельной напиток, но и "постройка из воска" для кладки цветочной пыльцы у пчёл и сам "мёд в сотах" [11]. В рассматриваемом отрывке Ибн Русте совершенно очевидно может быть принято во внимание только второе из указанных значений слова "соты". Таким образом, исходя из сближения Ибн Русте с اسچو Ибн Фадлана, мы переводим текст первого из упомянутых авторов следующим образом: "Нет у них виноградников и нет полей [пахотных]. Есть у них вроде кувшинов из дерева, в них сделаны ульи для пчёл и их мёда, называемые соты, выходит из одного кувшина приблизительно десять абāрūк?". Последнее слово, переводимое Д.А. Хвольсоном, как "кружки", представляется не вполне ясным [4]. Как видим, Б.Н. Заходер исходил из странного неразличения слов соты и сыта, что делает эту гипотезу неприемлемой.
Стоит обратить внимание на то, что малопонятный пассаж о пчеловодстве у славян уже у Ибн Русте несёт на себе следы непонимания, усиливавшегося в дальнейшей традиции, что привело к значительному сокращению текста у более поздних авторов [4].
Сближение названия медового напитка سچو (в уже исправленном виде) с финским названием домашнего пива или кваса sahti, предложенное Х.Д. Френом и им же отставленное, было непопулярным у историков и серьёзно никем не обсуждалось в силу его искусственности и неправдоподобия/ Предложенное исследователем исправленное начертание не подтверждается ни одной рукописью, не совпадает оно и с фонетикой финского слова в исходе.
Версию О.И. Сенковского - Х.Д. Френа о сычёвке тщательной критике подверг уроженец Среднего Поволжья Н.И. Ашмарин: "Употребленiе питейного мёда распространено у всех поволжских инородцев. Что же касается до названия этого болгарского напитка, приводимого Ибн-Фадланом, سچو, в котором Сенковский, а за ним Френ и Уваров увидали будто-бы русскую сычёвку, то оно ещё подлежит большому сомнению. Во-первых, необходимо заметить, что подобного слова в русском языке не существует. Дело в том, что имена на "овка", произведённые от глаголов, имеющих перед окончанием неопр. наклонения звукосочетание ти, никогда не изменяют основного т этого сочетания в ч. Примеры этого мы видим в словах: колотовка, мутовка, винтовка, от глаголов колотить, мутить, винтить. От глагола сытить мы ожидали бы сытовка, а не сычёвка. Последнее же слово, на самом деле совершенно не употребительное, кажется нам вполне естественным только по той причине, что оно составляет совершенно правильное производное от названия птицы, сыч. Слово сычёвка могло бы быть названием деревни, улицы, урочища, притона и т.п., как некоторые другие слова, образовавшиеся путём прибавления суффикса, напр. Воробьёвка, Грачёвка, Хмелёвка, Комаровка и др." [8, с. 37].
К сказанному Н.И. Ашмариным следовало бы добавить, что более правдоподобное образование от глагола сытить было бы сычёнка (в связи с прилагательным-причастием сычёный), но и такое слово в русских текстах и словарях, как представляется, не встречается.
Результатом критики соображений О.И. Сенковского - Х.Д. Френа было справедливое сомнение в достоверности слова сычёвка в русской лексикографии: "Хотя слово сычёвка и вошло в известный "Толковый словарь живого великорусскаго языка", составленный Далем, однако в силу неопределённости его указаний на район, где употребляется это слово (в "Словаре" сказано только "волж."), можно легко заподозрить, что это сомнительное речение было взято составителем "Словаря" не из живой народной речи, а лишь из некоторых сочинений о болгарах, для авторов которых указанная Сенковским "сычёвка" была чуть ли не целым откровением" [8, с. 116].
В.И. Даль был лично знаком с О.И. Сенковским (1800-1858) и в 1834-1836 гг. печатал свои сочинения в редактируемом последним журнале "Библиотека для чтения". Но вольное обращение редактора с текстом печатаемых произведений возмущало В.И. Даля, что привело к разрыву сотрудничества [12]. Был В.И. Даль знаком и с Х.Д. Френом (1782-1851), с которым он переписывался с 1837-1838 гг., но ко времени активной подготовки В.И. Далем словаря их обоих уже не было в живых.
Осталось вне критики сопоставление اسچو из сочинения Ибн Фадлана с "татарским" سچو sudschu "der Vorsprung oder Vorlauf vom Bier - верховое пиво", предложенное Х.Д. Френом, несмотря на сомнительность привлечённого "татарского" слова, которое современными татарскими словарями не подтверждается.
Открытие и два издания в 1939 г. Мешхедской рукописи сочинения Ахмеда Ибн Фадлана [17] внесли новый вклад в изучение загадочного слова سچو, которое получило объяснение на тюркской почве с привлечением казанско-татарского сөчө "сладкий, вкусный".
Через столетие с лишним после Х.Д. Френа А.П. Ковалевский, изложив все его соображения, счёл возможным дать развитие самому первоначальному соображению Х.Д. Френа: "У Ф. Вюстенфельда (14) к этому слову даны указания Флейшера: "Вероятно <аш-шÿджÿ^>, древнетюркское <сÿ^джÿ^> или <сÿ^джи^> "вино"", пишется также [13]. Из трёх начертаний встречающихся в разных рукописях [15], наиболее правильным считается последнее, где начальные две буквы являются арабским артиклем и при анализе во внимание не принимаются, а оставшаяся часть سچو читается сейчас как сючюв. Комментарий А.-З. Валиди Тогана опирается на более обширный тюркский материал: "سچو у Махмуда Кашгарского по произношению хаканских тюрок (по изданию Килисли Рифата, I, 138, 237: , 342: , süčik; Радлов, Опыт словаря тюркских наречий, т. IV, 601: sөčө (казанско-тат.), 839: (чагат.), süği "вино" (турецк.), süğik (уйгур.), III, 1575: tüči, 1589: tüši, Френ 546: sutschu → syčovka (сычовка), 'Meth'. Интересно, что слово süčü(обычно "вино") у булгар означает "медовый напиток"" [16]. Как установил В. Банг, древнейшее значение у тюркского слова süčü(k), которое выводится от тюркского названия молока süt с уподобительным суффиксом -sük, было "сладкий", а значение "вино" - вторично [17].
На это булгарское слово süčü(w) "l'hydromel" X века (без указания на Ибн Фадлана) обратил внимание И. Бенцинг в связи с историей тюркского -г в конце слова, которое сохранилось в некоторых тюркских языках Сибири и Средней Азии, иногда с оглушением -к, но последовательно утратилось в огузских и чувашском языках и изменилось в -у (-в) в кыпчакских языках [18].
Загадочное سچو Ибн Фадлана хорошо соотносится с древнетюркским адъективно-субстантивным именем süčig (süčik, süčük, süčüg) "сладкий; вино", производным от глагола süči- (süčü-) "быть сладким" с помощью девербального именного суффикса -g/-γ [19], который в ряде языков фонетически закономерно исчезал, что хорошо отмечают мамелюкские словари в форме سچو. Из современных языков это древнее слово знают только туркменский (сүйҗи "сладкий, вкусный; пресный; приятный; сладости") и узбекский (сучук, обычно чучук "сладкий; пресный") языки, в татарском языке оно в результате ассимилятивно-диссимилятивных процессов приобрело облик төче "пресный; сладкий, приторный", диалектн. чөче, чөчек, а в казахском тұщы "пресный". Этимологически это вкусообозначение связано с тюркским названием молока сүт (казах., тат. сөт) и произведено от него суффиксом -си (-si) [21]. Не лишено интереса, что тюркское sǖčī, süčī как название вина проникло в персидский язык, а как "второй фильтрат при варке пива" в осетинский: суццý [22].
Итак, у Ибн Фадлана зафиксировано тюркское название напитка из мёда сÿчÿв, в котором видел тюркское слово уже Х.Д. Френ. Все остальные попытки объяснить это слово после конъектурных "поправок" текста на почве тюркских или других языков оказались безуспешными. Тюркское название медового напитка служит важным фактом для определения языковой ситуации, раньше выяснявшейся на базе материалов Махмуда Кашгарского лишь применительно ко второй половине XI в. [23].
Поскольку сычёвка - выдуманное слово, нельзя согласиться с А-З. Валиди Тоганом в его утверждении, что русское слово - тюркское заимствование.
 

Литература

1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Ч. IV: Р - V. М., 1866. С. 345; изд. 2-е, СПб.- М., 1882. С. 387 (перенабор: М., 1955. С. 377). В 3-м и 4-м изданиях словаря (т. IV. СПб.- М., 1909, стб. 687) его редактор И.А. Бодуэн де Куртенэ выделил в отдельную статью: "1. Сычовка ж. волж. Варёный питейный мёдъ.[Сычон см. сыта: сытить. Ср. сытый]" с изменением орфографии и этимологической рефлексии.
2. Ковалевский А.П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 г. Харьков, 1956. С. 132, текст л. 204а по Мешхедской рукописи.
3. Fraehn Ch.M. Die aeltesten arabische Nachrichten ueber die Wolga-Bulgaren aus Ibn-Foszlan's Reiseberichte: der Text kritisch berichtigt, mit treuer Uebersetzung begleitet und den nötigen Erläuterung versehen von Ch. M. Fraehn // Mémoires de l'Académie Imperiale des Sciences de St.-Péterbourg, VIme série: Sciences politiques, Histoire, Philologie, 1832, t. I, 6-e livraison. S. 546 (note 46).
4. Анализ этой темы см.: Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. II. М., 1967. С. 110-112. Тема об изготовлении напитков из мёда, как и в источниках, трактуется отдельно (с. 118), но и там названия напитков не приводятся.
5. Хвольсон Д.А. Известия о Хозарах, Буртасах, Болгарах, Мадьярах, Славянах и Руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста. СПб., 1869. С. 28, 29; 126, прим. 65. Вместо Ибн Русте Д.А. Хвольсон читал и писал Ибн-Даста.
6. Kitab al-a'lak an-nafisa VII auctore Abu Ali Ahmed ibn Omar ibn Rosteh et Kitab al-buldan auctore Ahmed ibn abш Jakгb ibn Wadhih al-Kфtib al-Jakгbi. Ed. secunda M.J. de Goeje. Lugduni Batavorum, 1892. Р. 143.
7. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII до конца X века по Р.Х.). СПб., 1870. С. 261, 87.
8. Ашмарин Н.И. Болгары и чуваши. Чебоксары, 2000. С. 72-73. На основании академического "Дополнения к Опыту областного великорусского словаря" (СПб.,1858) И.А. Бодуэн де Куртенэ добавил в 3-е и 4-е издания "Словаря" В.И. Даля не учтённые последним псковские и тверские слова: "[2. Сычовка ж. наглая баба пск., твр. Опд. Ср. сычъ]" и "[Сычъ, нахалъ, наглецъ, твр., пск.]" В "Словаре", впрочем, присутствует загадочное: "Сычевка ж. бран. карга, хрычовка, злая баба" без территориальной привязки.
9. Räsänen M. Der Wolga-bolgarische Einfluss im Westen im Lichte der Wortgeschichte // Finnisch-ugrische Forschungen, Bd. XXIX. Helsinki, 1946. S. 193-194.
10. Мишин Д.Е. Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье. М., 2002. С. 29-33, 44, 45 (прим. 6-14).
11. Толковый словарь русского языка под. ред. Д.Н. Ушакова. Т. IV. М., 1940, стб. 408, 409 (прим. Б.Н. Заходера). Фактически здесь у слова сóты (обл. соты́) отмечено лишь одно значение: "Постройка из воска с симметрически расположенными ячейками для мёда, для кладки яичек и цветочной пыльцы у пчёл и ос", - и даны речения: Пустые с. (без мёда). Мёд в сотах и т.п.
12. Матвиевская Г.П., Зубова И.К. Владимир Иванович Даль. М., 2002. С. 60, 61.
13. Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу: Перевод и комментарий [А.П. Ковалевского] под ред. академика И.Ю. Крачковского. М.-Л., 1939. С. 107 (прим. 349); Togan A.Z.V. Ibn Fadlan's Reisebericht. Leipzig, 1939 (=Abhandlungen für die Kunde des Morgenlandes, Bd. XXIV, Nr. 3). S. 44 (Anm. 2).
14. Jacut's geographisches Wörterbuch aus den Handschriften zu Berlin, St.-Pétersburg, Paris, London und Oxford <..> herausgegeben von Ferdinand Wüstenfeld. Leipzig, 1924. Bd. V. S. 85.
15. Их документированный обзор дал А.П. Ковалевский в своей книге: Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. Перевод и комментарий [А.П. Ковалевского] под ред. академика И.Ю. Крачковского. М.-Л., 1939. С. 107 (прим. 349). Хотя это издание вышло несколько раньше, чем "Ibn Fadlan's Reisebericht" А.-З. Валиди Тогана, последний уже не смог им воспользоваться.
16. Togan A.Z.V. Ibn Fadlan's Reisebericht. Leipzig, 1939 (=Abhandlungen für die Kunde des Morgenlandes, Bd. XXIV, Nr. 3). S. 44 (Anm. 2).
17. Bang W. Gewagte türkische Worterklärungen // Mémoires de la Société Finno-Ougrienne. Helsinki. 1933. LXVII. S. 35, 36; Bang W. Turkologische Briefe aus dem Berliner Ungarischen Institut, VII. Brief // Ungarische Jahrbücher. Berlin. 1934. XIV. S. 210, 211.
18. Benzing J. Final dans les langues turques // Jean Deny Armagani'ndan ayribasim. Ankara, 1958. Р. 51-60.
19. Древнетюркский словарь. Л., 1969. С. 516, 651; Clauson G. An Etymological Dictionary of Pre-Thirteenth-Century Turkish. Oxford, 1972. Р. 795-797, XLIV.
20. Курышжанов А.К. Исследование по лексике старокыпчакского письменного памятника XIII века "Тюркско-арабского словаря". Алма-Ата, 1970. С. 193.
21. Әхмəтьянов Р.Г. Татар теленен кыскача тарихи-этимологик сузлеге. Казан, 2001. С. 208; Räsänen M. Versuch eines etymologisches Wörterbuchs der Türksprachen. Helsinki, 1969. S. 434 b.
22. Doerfer G. Тürkische und mongolische Elemente im Neupersischen. Bd. III. Wiesbaden, 1967. S. 286 (No 1281); Bd. IV. 1975. S. 465; Миллер В.Ф. Осетинско-русско-немецкий словарь. Л., 1929. Т. II. С. 1172.
23. Pritsak O. Kašgari's Angaben ?ber die Sprache der Bolgaren // Zeitschrift der Deutschen Morgenländischen Gesellschaft. Leipzig. Bd. 109 (N.F. Bd. 34). 1959. S. 92-116.


Тебя может заинтересовать авторская инструкция тренболона - все рекомендации Джокера!