Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

Е. Е. Корди

УПОТРЕБЛЕНИЕ ФОРМ ФРАНЦУЗСКИХ НАКЛОНЕНИЙ В ТЕКСТЕ

(Глагольные и именные категории в системе функциональной грамматики. - СПб., 2013. - С. 127-132)


 
В настоящем сообщении я исхожу из нетрадиционного положения, что в современном французском языке имеется пять глагольных наклонений: индикатив, кондиционал, императив, сюбжонктив как наклонение, обозначающее нереферентные ситуации (в придаточных предложениях), и оптатив, представленный пятью конструкциями сюбжонктива в независимом предложении [Корди 2009].
Я ставлю своей задачей показать, как употребляются формы глагольных наклонений в разных типах текстов. Для того, чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к работе Э. Бенвениста "Отношения времени во французском глаголе". Э. Бенвенист пишет: "Времена одного глагола во французском языке в их употреблении не являются элементами одной системы, они распределяются по двум различным взаимодополнительным системам. Каждая из этих систем включает только часть глагольных времен, обе находятся в конкурентном употреблении и одновременно оказываются в распоряжении каждого говорящего. Эти две системы представляют два различных плана сообщения, которые мы будем различать как план истории и план речи" [Бенвенист 1974: 271].
План истории, закрепленный за письменным языком, характеризует повествование о событиях прошлого. Этот план, согласно мнению Э. Бенвениста, накладывает ограничение на две глагольные категории - категорию лица и категорию времени: в последовательном историческом повествовании глаголы употребляются только в третьем лице и в основном в трех временах индикатива: в аористе (passé simple), имперфекте (imparfait), плюсквамперфекте (plus-que-parfait). Настоящее время исключается, кроме настоящего вневременного; иногда могут употребляться описательные формы будущего (aller + Inf, devoir + Inf). Отмечу также, что в историческом повествовании встречаются и формы будущего в прошедшем (формы на -rais, омонимичные кондиционалу).
План речи включает любое высказывание, предполагающее говорящего и слушающего, а также многочисленные письменные формы, заимствующие манеру устной речи: письма, мемуары, драматическую литературу, учебную литературу и т. п. В речи употребляются все три формы лица глаголов и три основных времени: настоящее (présent), будущее (futur) и перфект, то есть прошедшее совершенное (passé composé). Общими временами для обоих планов являются имперфект и плюсквамперфект.
Это распределение времен индикатива между планами повествования показывает, что значения реальности, описание реальных событий выражается в историческом и речевом планах разными формами глаголов. Если в плане исторического повествования почти полностью отсутствует настоящее время, то прошедшее время употребляется в обоих планах.
Что касается прошедшего времени, то основное различие заключается в форме выражения завершенного действия в прошлом: в плане речи употребляется перфект, или сложное прошедшее, (passé composé) - форма, связывающая прошлое с настоящим, в историческом плане - аорист (passé simple), прошедшее завершенное вне связи с настоящим. Эти различия показывают, что реальные события в планах речи и истории передаются разными временными формами индикатива.
Э. Бенвенист в цитируемой статье рассматривает только времена индикатива (включая в него кондиционал). Наблюдение за текстами показывает, что выбор некоторых форм наклонений также зависит от типа текста. В настоящем сообщении я хочу показать, каким образом некоторые формы косвенных наклонений распределяются по типам текстов и, подобно временам индикатива, входят в две разные системы.
Далее я не буду подробно останавливаться на тех формах наклонений, которые входят в обе системы, а опишу те формы, которые различают их.
Для иллюстрации выбора наклонений в плане исторического повествования я выбрала роман "Жан-Кристоф" Р. Роллана, I и II тт. и роман А. Труая "Дамы в Сибири", а в речевом плане - роман в письмах современного писателя Э.-Э. Шмитта "Оскар и розовая дама" и сборник рассказов (отчетов) о расследованиях уголовных преступлений Ж. Антуана "Новые необычайные расследования Пьера Бельмара" - оба эти произведения написаны в непринужденной разговорной манере.
Я опишу употребление сначала нарративных, потом волитивных [Корди 2009; Сильницкий 1990] косвенных наклонений.
 
I. Нарративные наклонения
 
Формы презенса кондиционала, обозначающие обусловленные и возможные действия, употребляются в обоих повествовательных планах и входят в обе системы.
В придаточных предложениях, где выражаются так называемые нереферентные дескрипции [Мельчук 1998: 153] (то есть обозначения ситуаций желаемых, возможных, предполагаемых) употребляются формы сюбжонктива, маркирующие зависимые действия. Формы зависимого сюбжонктива принадлежат обеим системам. Но в плане речи употребляются формы презенса сюбжонктива, а в плане истории - имперфекта сюбжонктива всегда в 3 лице (ср. (1) и (2).
 
1 Pour que le scénario initialement prévu se déroule, René doit faire vite (P. Bellemare. Dossiers: 189).
  ‘Для того, чтобы сценарий, продуманный заранее, реализовался, Рене должен действовать быстро.’
 
2 Hassler pouvait le sauver! Hassler devait le sauver! Que lui demandait-il? Ni secours, ni argent, ni aide matérielle. Rien, sinon qu’il le comprît (R. Rolland. J.-Chr: II, 179)
  ‘Хасслер мог его спасти! Хасслер должен его спасти! О чем он его просит? Не о деньгах, не о материальной помощи, только о том, чтобы он его понял.’
 
Второе различие между двумя системами форм наклонений заключается в способах выражения ирреалиса, ирреального действия в прошлом. В плане речи здесь употребляется прошедшее время кондиционала, в плане истории обычно употребляется имперфект сюбжонктива (ср. (3) и (4)):
 
3 ...si j’étais Dieu, si, comme lui, j’avais des moyens, j’aurais évité de souffrir (E.-E. Schmitt. Oscar: 63).
  ‘... если бы я был Богом, если бы я имел такие возможности, как у него, я бы избежал страдания.’
 
4 Un soir, rentrant chez lui, l’argent qu’il avait reçu lui pesait si fort qu’il le jeta en passant par le soupirail d’une cave. Et puis, immédiatement après, il eût fait des bassesses pour le ravoir: car à la maison on devait plusieurs mois au boucher (R. Rolland. J.-Chr: I, 163).
  ‘Однажды вечером по дороге домой, испытывая унижение из-за подачки, которую он получил, он выбросил эти деньги в щель какого-то погреба. А сразу после этого, он бы пошел на любое унижение, чтобы вернуть их: ведь в семье был долг мяснику за несколько месяцев.’
 
Но прошедшее время кондиционала также возможно в историческом повествовании (5), тогда как в речевом плане плюсквамперфект сюбжонктива исключен.
 
5 C’était pour tous deux une torture de chaque jour. Ils n’en seraient jamais sortis si le hasard n’était venu, comme il arrive souvent, trancher [...] l’indécision cruelle où ils se débattaient (R. Rolland. J.-Chr: II, 249).
  ‘Для них обоих это было каждодневной пыткой. Они бы никогда не вышли из этого положения, если бы случай, как это часто бывает, не оборвал то тяжелое состояние нерешительности, с которым они не могли справиться.’
 
Плюсквамперфект индикатива в условном придаточном также имеет значение ирреалиса.
 
II. Волитивные наклонения
 
Переходя к волитивным (желательным наклонениям), надо сказать, что они вообще не употребляются в историческом повествовании, если оно не нарушается вставками речевого плана. В литературных произведениях, относящихся к историческому плану, возможны включения прямой речи, где фигурируют желательные наклонения, но это говорит лишь о совмещении двух планов в одном произведении (6), (7):
 
6 Il entendait que le secrétaire lui disait: - Allons, lâchez cela, lâchez cela!.. Et il s’entendait lui-même crier des mots sans suite...
- Sortez! hurla le grand-duc au comble de la Sortez! Sortez! Je vous chasse.
(R. Rolland. J.-Chr: II, 136).
  ‘Он слышал, что секретарь говорит ему: - Ну, оставьте это, Оставьте это!.. И слышал, что он сам выкрикивает бессвязные слова... - Уходите! - в ярости завопил герцог. - Уходите! Уходите! Я выгоняю Вас.’
 
7 Il fut convenu que Kunz viendrait dîner, le lendemain, chez Schulz. Schulz regardait le ciel, avec anxiété:
- Pourvu qu’il fasse beau demain!
(R. Rolland. J.-Chr: II, 205)
  ‘Было решено, что Кунц придет на следующий день обедать к Шульцу. Шульц с беспокойством смотрел на небо: - Только бы завтра была хорошая погода!’
 
Историческое повествование прерывается включениями прямой речи персонажей, содержащей императивные и оптативные высказывания. Но, если в тексте нет включений прямой речи (например, в научных статьях), то в историческом повествовании желательные наклонения исключаются.
В речевом плане императив и оптатив встречаются чаще, так как они принадлежат устной речи, а речевой план ориентируется на устную речь. Императив и в этом случае обычно оформляется как прямая речь (8):
 
8 Je suis entré chez Peggy et lui ai tendu mon appareil `a musique. - Tiens. Ecoute "La valse des flocons". C’est tellement joli que ¸ca me fait penser à toi (E.-E. Schmitt. Oscar: 53)
  ‘Я вошел в палату к Пегги и протянул ей мой музыкальный аппарат. - Возьми. Послушай "Вальс снежинок". Это так красиво, что напоминает мне тебя.’
 
Однако в некоторых жанрах, таких как письма, императив не выделен как прямая речь, а органично входит в текст письма, как в (9), где мальчик в письме обращается с просьбой к Богу:
 
9 Voilà, Dieu. Je ne sais pas quoi te demander ce soir, parce que ça a été une belle journée. Si. Fais en sorte que l’opération de Peggy Blue, demain, se passe bien. (E.-E. Schmitt. Oscar: 68)
  ‘Вот, Бог. Я не знаю, о чем тебя просить сегодня, потому что это был прекрасный день. Нет, знаю. Сделай так, чтобы операция Пегги Блю завтра прошла хорошо.’
 
Оптативные конструкции тоже не всегда выделяются как прямая речь, но могут вставляться в текст как вводные, если текст отражает внутреннюю речь персонажа:
 
10 A mesure qu’il approchait du but, sa crainte devenait plus lancinante. Enfin, il fut devant la haute palissade de pieux. Dieu soit loué, là aussi, tout paraissait en ordre! (H. Troyat. Les dames en Sibérie: 93)
  ‘По мере того, как он приближался к цели, его охватывал все более упорный страх. Наконец, он увидел высокую ограду из кольев. Слава Богу, там тоже все казалось в порядке.’
 
Таково распределение нарративных и волитивных наклонений в двух повествовательных планах - историческом и речевом в современном французском языке.
 

Литература

Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974.
Корди Е. Е. Оптатив и императив во французском языке. СПб., 2009.
Мельчук И. А. Курс общей морфологии. Т. 2. М.; Вена, 1998.
Сильницкий Г. Г. Функционально-коммуникативные типы наклонений и их темпоральные характеристики // Теория функциональной грамматики: Темпоральность. Модальность. Л., 1990.


Источники

Antoine J. Les nouveaux dossiers extraordinaires de Pierre Bellemare. Paris: Loisirs, 1997.
Rolland R. Jean-Christophe. T. I-II. M., 1957.
Schmitt E.-E. Oscar et la dame rose. Paris : Albin Michel, 2002.
Troyat H. La lumière des justes. IV. Les dames en Sibérie. Paris: Editions J’ai lu, 1972.


Французский язык www.palitramira.ru/french/vzroslym для начинающих.