Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

Я. Пустаи

ДВУЯЗЫЧИЕ - БИЧ ИЛИ БЛАГОСЛОВЕНИЕ?

(Финно-угорский мир. - № 1 (7). - Саранск, 2011. - С. 8-10)


 
Понятие двуязычия (многоязычия) толкуется учеными по-разному. У. Вейнрейх определяет его как посменное пользование двумя языками [21, 1], а Ф. Гросжан - как регулярное пользование двумя или многими языками [6, 51].
В зависимости от уровня знания языков различаются:
- aддитивное двуязычие - знание обоих языков на высоком уровне; оно имеет положительное когнитивное влияние;
- гoсподствующее (доминантное) двуязычие - знание одного из двух языков на уровне родного языка; не имеет ни положительного, ни отрицательного влияния;
- полуязычие (semilingualism) - знание обоих языков на низком уровне; имеет отрицательное когнитивное влияние [18, 267].
Двуязычие может быть также симметричным и асимметричным. В первом случае оба языка в многонациональном государстве имеют одинаковый статус; во втором - у одного из языков статус выше [2, 50].
В большинстве двуязычных обществ языки имеют неодинаковый статус. В таких случаях язык меньшинства стигматизирован и, как правило, считается неспособным стать языком преподавания [1, 59].
Общая ситуация: господствующая нация не осваивает язык меньшинства.
Исследователей данной проблемы занимает вопрос: не является ли двуязычие путем к одноязычию [7], т. е. от одного одноязычия к другому? При этом язык нового одноязычия называется языком-убийцей (см.: killer language).
Рассмотрим, как обстоит дело у финно-угорских народов.
До Октябрьской революции 1917 г. финно-угорские народы были практически одноязычные. После революции началось, хотя и по идеологическим причинам, развитие языков аборигенных народов. Одновременно распространялось знание русского языка, постепенно возникало двуязычие. С 1960-х гг. усиливается обрусение финно-угорских языков (прежде всего их лексики), устраняются национальные школы, появляется - прежде всего среди молодежи - русское одноязычие.
Большинство населения мира двуязычно (ср. цифры: около 6 000 языков - около 200 государств). Одна из причин двуязычия заключается в несовпадении этнических и политических границ, которое ведет к невольному двуязычию (см. положение одной трети венгров после Первой и Второй мировых войн). Несмотря на случаи, подобные венгерскому, одноязычие представляет собой типично европейское явление, которое стало результатом создания национальных государств по принципу «один язык - одна нация» [2, 13]. Двуязычие в Европе возникает большей частью «из-за искусственных причин» [7, 2] и является индивидуальным.
Известны разные способы решения вопроса о государственном языке в многонациональных государствах:
- оба (или все три) языка являются официальными (Финляндия, Kaнада, Швейцария);
- официальным является какой-то международный язык, а остальные имеют региональный статус (например, в Индии есть региональные языки с количеством носителей, превышающим 100 миллионов);
- официальным является язык нации большинства, a другие (или некоторые) имеют юридический статус регионального государственного языка (РФ);
- официальным является язык нации большинства, a другие имеют только местное значение (деревни национальных меньшинств в Венгрии).
Так что же такое двуязычие - бич или благословение? К вопросу можно подойти по-разному.
Научный подход. В начале XX в. еще думалось, что двуязычие является вредным для интеллектуального развития, но со второй половины столетия все чаще подчеркивается положительное влияние двуязычия [11; 13; 18].
Приведем лишь некоторые результаты исследований ученых:
- двуязычные дети в возрасте 2-3 лет по своему семантическому развитию находятся впереди одноязычных детей [8];
- по индексу креативности двуязычные дети опережают одноязычных [19];
- двуязычие благоприятствует креативному мышлению [3; 4; 12];
- двуязычный человек способен автономно владеть обоими языками [5; 20];
- 12-месячные дети из двуязычной среды могут усвоить разные системы правил [10];
- раннее двуязычие усиливает механизм решения [9].
Культурно-социальный подход. Наблюдения показывают, что языки меньшинства находятся в невыгодном положении в учебном процессе (в школе) [1, 60]. В качестве исключения можно рассматривать ситуацию в СССР в 1920-1930-е гг.
ЮНЕСКО уже в 1953 г. выразило мнение, что благоприятным для детей является преподавание на родном языке [1, 60]. Ребенок, принадлежащий к меньшинству, часто не успевает, если преподавание в школе ведется не на родном языке [1, 61].
Особая проблема возникает, если языки в семье и школе разные. В результате ребенок может потерять свою идентификацию с языком семьи, задерживаться в развитии; чувствовать себя второстепенным человеком; ситуация может привести к полуязычию [1, 61].
Очевидно, чтобы избежать таких последствий, надо дома и в школе пользоваться одним и тем же языком.
От сделанного родителями, школой и политикой выбора зависит будущее языка меньшинства. Если язык меньшинства становится языком преподавания - его престиж будет расти [7, 6].
Выгоды двуязычия определяются социокультурным контекстом двуязычия [7, 5], а проблемы, ущербы в связи с двуязычием являются социальным, а не ментальным вопросом [7, 4].
Политический подход. Согласно накопленному всемирному опыту, преобладающим является отрицательное отношение к дву- и многоязычию. Вот некоторые аргументы:
- преподавание на одном языке укрепляет политическое единство государства [1, 62];
- должен господствовать девиз «одна нация - один флаг - один язык»;
- меньшинства таят в себе угрозу единству страны;
- язык меньшинства ведет к социальной фрагментации и сепаратизму;
- преподавание на языках меньшинств вызывает материальные трудности [1, 62].
С другой стороны:
- многоязычие препятствует возникновению национализма [7, 5] (но во многих странах политическая власть пользуется подъемной силой национализма);
- многоязычие помогает бороться с предрассудками и ксенофобией [7, 6];
- у носителей исчезающих языков усиливается чувство, что они попадают на периферию общества [7, 5] (политическая власть часто к этому и стремится).
Юридический подход. Особого внимания заслуживает одно, но очень существенное человеческо-языковое право: право получать любую информацию на родном языке, и это право должно быть гарантировано.
В случае потери родного финно-угорского языка вопрос можно ставить так: какой язык считать родным - финно-угорский или русский? При ответе чаша весов нередко склоняется в пользу второго. Тогда логичнее вести преподавание не на (бывшем родном) финно-угорском, а на русском. И дело здесь не в федерaльном и региональном законодательстве: законы о языке имеются (за исключением Карелии), права пользования родным нерусским языком гарантированы. На практике же все обстоит не так. Молодежь все меньше и меньше интересуется языком предков. Политики, интеллигенция практически не пользуются родным языком. В экономической и политической жизни финно-угорские языки не употребляются. Даже в культурно-политических мероприятиях они отступают на второй план (например, на конгрессах отдельных финно-угорских народов редко говорят на своем языке).
Кто же в этом виноват? Разве законодательство? Закон не запрещает пользование родным языком. Идентификация с родным языком и его употребление - это вопрос этнического самосознания. Отрицание родного языка ведет к этническому нигилизму.
В заключение - задачи по сохранению двуязычия. Надо сопротивляться негативным тенденциям - пока не поздно.
1. Пoлитикам придется поддержать, и нe только на словах, двуязычие (многоязычие), чтобы способствовать сохранению языков и культур. Нельзя забывать, что язык является средством функционирования политической власти [2, 43], которым не следует злоупотреблять.
2. На территории коренных народов надо стремиться к двуязычию представителей господствующей нации.
3. Необходимо прекратить пропаганду против двуязычия, скрывающуюся в рассуждениях о ментальных и психических ущербах (см. выше), о трудностях успешной карьеры, о необходимости преподавания на русском языке, чтобы избежать неудачи на вступительных экзаменах в вузы и т. п. [подробнее
см.: 14-17].
Язык меньшинства не препятствует учебному процессу, ведь в данной общественной среде осваивается и язык большинства [1, 61]. В этом плане показателен пример Башкортостана и Тaтарстана, где имеется возможность преподавания всех предметов на родном языке, а доля интеллигенции в обществе в полтора раза выше, чем среди финно-угорских народов РФ или среди русских за пределами Башкортостана и Тaтарстана.
4. Процесс следует начинать с семьи. В семьях - надо поддерживать использование финно-угорского языка в качестве разговорного. Это касается и смешанных браков.
5. В школах нужно вернуться к практике первой половины прошлого столетия, т. е. к преподаванию всех предметов на родном языке. Необходимую терминологию можно создать за достаточно короткое время, а на ее основе написать учебники - не только по родному языку и литературе, как делается сегодня, а по всем предметам.
6. СМИ могут и должны играть в этом процессе значительную роль, с одной стороны, раскрывая пользу употребления родного языка, а с другой - показывая положительный пример его использования на высочайшем уровне.
7. Огромная ответственность лежит на интеллигенции. Интеллигенция - это своеобразный образец для народа. Прежде всего именно ее представители должны пользоваться как в семье (в том числе в смешанных браках), так и на различных мероприятиях родным финно-угорским языком.
8. Надо поставить цель: добиться двуязычия, потому что оно оказывает положительное влияние на умственное развитие человека, препятствует возникновению и распространению ксенофобии, способствует сохранению языкового и культурного разнообразия как ценности и созданию гармоничного общества.
В первую очередь нужно стремиться к настоящему двуязычию среди уже русскоязычной (или полутораязычной) финно-угорской молодежи.
Многонациональные государства и все субъекты этих государств должны осознать свою ответственность за сохранение своего биологического, языкового и культурного разнообразия.
 

Библиографический список

1. Appel, R. Language contact and bilingualism / R. Appel, P. Muysken. - London; New York; Melbourne; Auckland, 1993.
2. Bartha, Cs. A kétnyelvűség alapkérdései / Cs. Bartha. - Nemzeti Tankönyvkiadó; Budapest, 1999.
3. Bialystock, E. Words as things. Development of word concept by bilingual children // Studies in Second Language Acquisition. - 1987. - № 9. - Р. 133-140.
4. Carringer, D. Creative thinking abilities of a Maxican youth. The relationship of bilingualism // Journal of Cross-cultural Psychology. - 1974. - № 5. - Р. 492-504.
5. Fishman, J. Sociolinguistics / J. Fishman. - Rowley, MA : Newbury House Publishers, 1971.
6. Grosjean, F. Another view of bilingualism // Harris R. J. (еd.) Cognitive Processing in Bilingualism. - Amsterdam, 1952.
7. Hoffmann, Ch. An Introduction to Bilingualism / Ch. Hoffmann. - Longman; London ; New York, 1994.
8. Ianco-Worrall, A. Bilingualism and cognitive development // Child Development. - 1972. - № 43. - Р. 1390-1400.
9. Kovács, Á. M. Early bilingualism enhances mechanisms of false-belief reasoning // Developmental Science. - 2009. - № 12/1. - Р. 48-54.
10. Kovács, Á. M. Flexible Learning of Multiple Speech Structures in Bilingual Infants / Á. M. Kovács, J. Mehler // Science. - 2009. - Vol. 325, № 5940. - Р. 611-612.
11. Lambert, W. E. The effects of bilingualism on the individual: cognitive and socio-cultural consequences // Hornby P. (ed.) Bilingualism. Psychological, Social and Educational Implications. - New York, 1977. - P. 15-28.
12. Liedtke, W. Concept formation and bilingualism / W. Liedtke, L. Nelson // Alberta Journal of Educational Research. - 1968. - № 14. - Р. 225-232.
13. Peal, E. Relation of bilingualism to intelligence / E. Peal, М. Е. Lambert // Psychological Monographs. - 1962. - № 76. - Р. 1-23.
14. Pusztay, J. Молодежь - залог будущего // Финно-угорский вестник. - № 3 (34). - Йошкар-Ола, 2004. - С. 29-45.
15. Pusztay, J. Young are the key to the future // Finno-Ugrian bulletin. - Joshkar-Ola, 2004. - № 3 (34). - Р. 24-39.
16. Pusztay, J. Молодежь - залог будущего // Aрт. - Sziktivkar, 2005. - № 2. - С. 19-36.
17. Pusztay, J. Nyelvével hal a nemzet / J. Pusztay. - Teleki Alapítvány; Budapest, 2006.
18. Romain, S. Bilingualism / S. Romain. - Blackwell, Oxford (UK) & Cambridge (USA), 1995.
19. Scott, S. The relation of divergent thinking to bilingualism: cause or effect? // Unpublished manuscript. Department of Psychology, McGill University. - 1973.
20. Seliger, H. Deterioration and creativity in childhood bilingualism // Kenneth Н., Loraine K. O. (еds.) Bilingualism across the Lifespan. - Cambridge University Press. - 1993. - Р. 173-184.
21. Weinreich, U. Languages in Contact: Findings and Problems / U. Weinreich. - New York, 1953.


Все для офиса заправка картриджей.