Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

А. А. Сигорский

ПАДЕЖНАЯ СИСТЕМА ХИНДИ КАК НЕЧЕТКАЯ СТРУКТУРА

(Восточные языки и культуры: материалы II Международной научной конференции. - М., 2008. - С. 74-78)


 
Индоарийские (ИА) языки дают богатый материал для изучения циклических процессов обновления языковой системы. В данном сообщении речь идет о цикле «флексия - агглютинация-анализ - и опять флексия», то есть о трансформации флективной падежной системы в систему агглютинативно-аналитическую, а затем трансформации последней опять во флективную падежную систему. Такова траектория эволюции падежной системы, начиная от древнеиндоарийских языков, в которых наблюдается господство флексии, через среднеиндоарийские языки, где мы видим распад флексии и становление агглютинативно-аналитических падежных систем, к новоиндоарийским языкам, в которых наблюдаются ростки новых флективных систем.
Падежная система современного хинди представляет собой гетерогенное, разнородное образование. В ней сосуществуют две разнородные, как исторически, так и типологически, падежные системы: 1) исторически первичная флективная система, которая редуцировалась в ходе естественного обветшания до минимальной двухпадежной системы: прямой падеж и косвенный падеж + остатки звательного падежа, 2) исторически более новая, послеложная система. Последняя представлена послелогами двух типов: простыми, которые в результате фонетического упрощения превратились в односложные послелоги-клитики, и сложными.
Все простые послелоги, кроме двух: эргативного послелога ne (очень приблизительный эквивалент в русском - оборот «предлог у с родительным падежом имени» во фразах типа «у меня все сделано, прочитано, собрано») и показателя пространственно-временного предела послелога tak (аналог предлога до в руссмком языке), являются многозначными и реконструируют или продолжают семантико-функциональную структуру древних косвенных падежей: датива, локатива, генитива, аблатива-инструменталиса. За одним очень важным исключением: к списку падежей прибавился эргативный падеж, которого ни в древне-, ни в среднеиндийском не было.
Все простые послелоги, кроме послелога tak, выполняют как структурные функции (маркеры косвенных или неноминативных субъектов, причем у послелога ne субъектная функция является единственной - несовместительный падеж), так и функции лексических падежей. Структурный или синтаксический падеж определяется синтаксически, а выбор семантического или лексического падежа обусловлен семантическими критериями.
Обе системы функционируют как автономно, так и совместно. Принципиальное различие между ними заключается в том, что существительное с флексией вызывает согласование в падеже-роде-числе у определений и у глагольных форм. Существительное вноминативе является контролером согласования, если оно является вершиной предложения, то есть, при условии, если оно находится в позиции подлежащего, маркированного прямым (именительным) падежом, в случае же эргативной маркировки подлежащего свойство контролера согласования переходит к прямому дополнению, при условии, если оно оформлено прямым падежом. В этом случае глагол-сказуемое стоит в нейтральной форме м. р. ед. ч.
Послеложная же маркировка субъекта или прямого объекта исключает согласование, зато допускает ветвление вправо, а именно вставку между именем и послелогом
придаточного предложения. Флективное оформление синтаксической роли допускает развертывание только влево, так как флексия не может отделяться от основы слова. Правда, в индийских языках послеложное оформление подлежащего и прямого дополнения часто не препятствует согласованию их с финитным глаголом. В хинди такое явление представлено в дакхини, южном или деканском варианте хинди.
Двухпадежная флективная система не дает четко выраженного противопоставления прямого и косвенного падежа. Прямой падеж - структурный, контролер согласования, независимый. Косвенный падеж как самостоятельный - лексический, как зависимый - управляемый послелогом, то есть, то же структурный. Прямой падеж выражает подлежащее номинативной конструкции, немаркированное прямое дополнение, предикатив, употребляется также в оборотах меры, количества.
Обе падежные системы, флективная и послеложная, пересекаясь, образуют смешанную, флективно-послеложную падежную подсистему - ядро всей падежной системы. Это ядро включает два структурных гиперпадежа: АГЕНТИВ (номинатив и эргатив) и АККУЗАТИВ (номинатив и датив), то есть эта подсистема, образовавшаяся на пересечении флективной и послеложной систем, образует центральную систему субъектно-объектных отношений, что позволяет сделать вывод, что в хинди имеется формальное противопоставление структурных и лексических (семантических) падежей.
Но флективно-послеложная маркировка субъектно-объектных отношений - сравнительно новое для хинди явление. В раннем хинди оба гиперпадежа выражались флективно. На начальном и среднем этапе развития хинди как АГЕНТИВ, так и АККУЗАТИВ маркировались флективными, прямым и косвенным падежами, а в случае местоимений - и объектным падежом. Выглядело это так: АГЕНТИВ: 1) номинатив, он же прямой падеж, 2) эргатив - косвенный падеж, а у местоимений и объектный падеж; АККУЗАТИВ: 1) немаркированный (неспецифцированный) аккузатив - прямой падеж, 2) маркированный (специфицированный) аккузатив - косвенный падеж, а у местоимений - и объектный падеж. Таким образом, маркировка субъекта (прямого и косвенного) и прямого объекта была одинаковой.
В результате обновления системы функция маркеров перешла к двум дативным послелогам - ne и ko. То, что послелог ne изначально был дативным послелогом, синонимом другого дативного послелога ko, очевидно из данных соседних языков и диалектов, а также и самого хинди: так в делийском хинди в конструкции долженствования косвенный субъект может быть оформлен как послелогом ko, так и послелогом ne, причем смысл не изменяется. Послелог ne в современном литературном хинди употребляется только как показатель эргатива, то есть он приобрел однозначность. Почти тоже самое можно сказать и о маркере прямого дополнения ko: в функции маркера прямого объекта он однозначен, но поскольку он выполняет и другие функции и имеет другие значения, он сохраняет многозначность. Это говорит о том, что структурность / лексичность падежа не дискретна, а градуальна и представляет собой шкалу. Позиция агенса более структурна, чем позиция прямого объекта.
Существования такого ядра падежной системы, представленного гиперролями агенса и объекта и, маркированными как флективно, так и с помощью послелогов, свидетельствует о начале формирования новой флективно-послеложной падежной системы. Следует отметить, что оба гиперпадежа характеризуются монофункциональностью составляющих падежей. Агентив и аккузатив, точнее обе пары входящих в них падежей, выполняют одну-единственную функцию каждый: подлежащего (номинативного или эргативного) и прямого дополнения (маркированного иди немаркированного). Каждый из этих падежей - номинатив в функции подлежащего и прямого дополнения, эргатив и датив за пределами своих гиперпадежных функций, являются многозначными и выполняют ряд других функций.
К структурным падежам следует отнести и генитив, средствами выражения которого являются послелоги kaa и vaalaa, изменяющиеся по родам, числам и падежам. Генитив - это показатель отношения между двумя аргументами, отношения подчинения зависимого аргумента, управляемого генитивным послелогом, независимому или главному аргументу. Это является единственной функцией генитива, конкретизация отношений между двумя составляющими определяется лексическим наполнением данной именной группы. Но в отличие от агентива и аккузатива зоной действия генитива является не предложение, а именная группа. Взаимоотношения между двумя генитивными послелогами отчасти сходны с отношениями между двумя маркерами аккузатива - номинативом и дативом. Это - определенность / неопределенность, дейксис и т.п.
Сложные послелоги, образованные разнообразными способами - наречиями, существительными, причастиями, деепричастиями, подсоединяемыми к зависимому от них слову генитивным (ke) или реже - аблативным (se) послелогом, не образуют конечного множества, являясь нечеткой, размытой структурой. Благодаря синонимичности с простыми послелогами, в том числе в функции неноминативных (косвенных) субъектов, они внедряются в падежную систему.
Выводы. Падежная система хинди представляет собой нечеткую структуру. Есть равные основания считать, что в хинди представлена двухпадежная флективная система, так и равные основания считать, что в хинди имеется флективно-послеложная система, поскольку каждая из составляющих - флективные падежи и система послелогов обладают значительной долей автономии. Обе системы пересекаются, образуя ядро падежной системы - систему субъектно-объектных отношений, в которой представлены как флективные, так и послеложные падежи, точнее флективно-послеложные, поскольку любой послелог требует косвенного падежа существительного. Количество падежей также может устанавливаться в два (прямой и косвенный) или в восемь: номинатив, эргатив (образующие агентивный гиперпадеж), аккузатив (представленный двумя формами - немаркированной номинативной и маркированной дативной), генитив, датив, аблатив-инструменталис, локатив, вокатив. Если отказаться от идеи гиперпадежей, восьмипадежная модель станет девятичленной, так как добавиться еще и косвенный падеж - обликвус, а вся система будет включать как флективные (номинатив и независимый косвенный падеж в роли локатива-директива), так и послеложно-флективные падежи.
Четких границ система падежей в хинди не образует, так как число составляющих (сложные послелоги) точному определению не подлежит. Это - размытая структура. Ядро системы отличается простотой и экономностью средств выражения. Одинаковое маркирование субъекта и объекта не влечет двусмысленности, оно снимается фонетически разными показателями первоначально датива, а ныне эргатива и датива. Выбор той или иной стратегии маркировки субъекта и объекта определяется соответственно структурными (вид и переходность глагола) и структурно-семантическими (маркированное и немаркированное прямое дополнение) критериями.
 
По привлекательной цене сайт информационных технологий для ваших нужд.