Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

М. В. Шлянникова

ПОЗДНЕЕ ТВОРЧЕСТВО МЮРИЭЛ СПАРК

(Русская и сопоставительная филология: Лингвокультурологический аспект. - Казань, 2004. - C. 336-341)


 
Мюриэл Спарк - одна из самых интересных английских писательниц XX века. Немалое внимание уделялось в критике таким значительным ее произведениям, как "Memento Mori" (1959) и "Мисс Джин Броди в расцвете лет" (1961). В данной статье мы обратимся к позднему периоду творчества писательницы, почти не отраженному в работах отечественных литературоведов и соотечественников Спарк.
Перу Мюриэл Спарк принадлежит более 20 крупных произведений, основная масса которых была создана в период с 1957 по 1990 год. Еще в начале 80-х годов Спарк публикует в среднем по одному роману в год, однако начиная с 90-х годов ее творческая активность резко идет на спад: появляются несколько сборников рассказов, автобиографическая публикация "Curriculum Vitae", критические статьи и только один роман, "Симпозиум" (1990).
В 2001 году вышел последний на сегодняшний день роман Спарк, "Помощники и подстрекатели" [перевод наш. - М.Ш.]. Эти два произведения не достигают вершин сатиры и психологического анализа ее более ранних романов, но являются не менее интересными для рассмотрения.
Роман "Симпозиум" представляется на первый взгляд не более чем набросанной несколькими быстрыми и элегантными штрихами зарисовкой из жизни современного английского общества, в которой присутствуют элементы детектива. "Сам сюжет детектива, кажется, существует лишь для того, чтобы описать сцену обеда, а сцена обеда - для того, чтобы показать характеры", - говорит Дж. Мартин в критическом эссе "Действие не за столом" посвященном роману Спарк "Симпозиум" [Martin 2001].
"Помощники и подстрекатели", более значительное произведение, также имеет в своей основе детективный сюжет и подходит на трагикомедию с преступниками разного масштаба в главных ролях, сделками с дьяволом, раздвоением личности, людоедством и пр.
Тем не менее оба этих романа являются прямым продолжением традиций более раннего творчества писательницы. Католическая вера, принятая писательницей в начале творческого пути, повлияла на создание "Симпозиума" и "Помощников и подстрекателей" не менее, чем на создание ранних философско-религиозных романов Спарк. Не менее принципиальную роль в упомянутых романах играют такие отличительные характеристики творчества Спарк, как использование постмодернистских приемов композиции и, безусловно, тонкая и едкая сатира. Появляются и некоторые новые тенденции, аспекты, которым Спарк не уделяла особого внимания ранее.
Мюриэл Спарк - признанный мастер детективного жанра, хотя детективное начало ее творчества весьма специфично. Во многих случаях оно далеко не является самоцелью, но служит для выражения религиозно-философской идеи, в чем сказывается мировоззрение Спарк как католического писателя. Для ее романов с детективным уклоном характерна определенная схема. Завязка полностью соответствует требованиям детективного жанра, с такими элементами, как преступление, сыщик, ограниченное число подозреваемых и т. д. Однако развитие событий показывает, что преступления как такового не существовало; одурачивание же персонажей с помощью мнимого криминала делает сатиру Спарк более жесткой.
Роман "Симпозиум" обладает кольцевой композицией: значительную часть первой главы занимает сцена обеда, на который приглашены пять английских супружеских пар, она же и завершает повествование. Оставшаяся его часть вмещает обрывистые эпизоды из жизни этих пар, по которым можно восстановить некоторые факты, но не полную картину из существования. Может привести в недоумение наличие сюжетных линий, начатых, но не получивших полного развития в романе, затерянных в общей канве повествования.
Единственное, что нарушает впечатление относительной неподвижности, отсутствия значительного действия в романе, что связывает разрозненные частички изображаемой реальности - это элементы детектива.
Преступность дает о себе знать с первых же страниц "Симпозиума". Ограблен дом лорда Сьюзи и его молодой супруги, одной из пар, участвующих в симпозиуме. Другая состоятельная супружеская пара, Эрнст и Элла Унтзингер, глубоко привязывается к молодому студенту, прислуживающему им во время приемов и оказывающемуся сообщником банды квартирных взломщиков.
В последующих главах Спарк навязчиво подчеркивает, что главная партия в этой своеобразной криминальной симфонии отдана участнице симпозиума Маргарет Дамьен, странноватой особе с рыжими волосами и магическими способностями: несмотря на молодой возраст, Маргарет имеет опыт уничтожения не угодивших ей людей с помощью колдовства. Ее единственная проблема заключается в том, что вся ее практика связана только с пассивным причинением зла, "дурным глазом". Маргарет замышляет совершить настоящее убийство, выбрав в жертвы свою свекровь, чтобы дать силам зла проявиться более активным, материальным, видимым способом.
Конфликт преступника и жертвы и есть то единственное, что в некоторой степени скрепляет кусочки повествования и сообщает ему некоторую подвижность. Однако в ее развитии Спарк использует свой традиционный прием обманутого ожидания, о котором мы упоминали ранее: в тот момент, когда злые чары Маргарет наконец проявляют готовность к активному действию, ее свекровь Хильда действительно погибает, но не от них, а самым прозаическим и приземленным способом, от руки квартирных взломщиков, которые далеки от превращения криминала в искусство. Погибает в тот самый момент, когда случайное знакомство на борту самолета готово перерасти в серьезные и прочные семейные отношения.
Факт долго планируемого и неосуществленного преступления, и внезапно возникнувшего, но тут же погубленного чувства, сообщает роману новую проблематику. Для католика свершение добра или зла однозначно находится в воле Бога; попытка своевольного управления событиями приводит по меньшей мере к нулевому результату, а чаще к весьма плачевным последствиям.
Таким образом, детективный элемент является только материалом для выражения католической идеи; религиозная дидактика в более или менее скрытом виде весьма характерна для Спарк.
С разработкой детективной линии также связана и другая немаловажная черта романа - его сатиричность. Преступные круги и английский высший свет оказываются сплетенными в романе в один клубок. Почти каждый из приглашенных на чинный, торжественный и изысканный обед, проводимый в соответствии со всеми правилами этикета, имеет то или иное отношение к криминалу: в то время как лорд Сьюзи без конца повторяет историю о варварском осквернении грабителями своего дома, приобретенного на неопределенные средства, его юной жене на другом конце стола предлагают верные способы избавится от зануды-мужа. Эрнст Унтзингер, уставший от добропорядочной монотонной жизни с супругой, пытается дотронуться до руки официанта, и заставляет его ронять ложки, сам официант просчитывает возможности квартирной кражи, Маргарет обдумывает план совершения "активного" злодеяния. Такова почтенная публика лондонской элиты, представители которой непрестанно меняют роли и маски, из жуликов превращаясь в уважаемых и законопослушных граждан. Успех игры зависит только от своевременного исполнения той или иной роли в соответствующей ситуации. Этот феномен маски, непрестанной смены лиц, положений, характерен не только для самой Спарк, но и для постмодернизма в целом, как проявление многотекстуальности, наличие не одного, но многих дискурсов. При помощи этого приема герой получает неограниченную свободу передвижения не только по пространству, описываемому в произведении, но и по пространству самого текста.
Роман "Помощники и подстрекатели" полностью основывается на этой постмодернистской игре с многотекстуальным дискурсом, в котором герои, по словам Ф. Апостолоу "попеременно дурачат друг друга, создавая друг о друге многочисленные вымышленные истории, без всякого труда проникая в пространство этих историй и выбираясь из него" [Apostolou 2001: 2].
Один вымысел громоздится на другой, пересекается с третьим, на некоторое время соприкасается с четвертым, потом отходит от него. В результате чрезвычайно усложненной текстовой структуры каждый образ раскрывается на нескольких уровнях, с различных сторон. В "Помощниках и подстрекателях" он в буквальном смысле раздваивается. На двойственность, подмену, возможность подвоха указывает и сам заголовок романа.
Главная его героиня - преуспевающий парижский психолог доктор Хильдегард Вульф. Ее популярный метод, изучающийся студентами университетов и получивший полное признание, заключается в том, что вместо того, чтобы выслушивать пациентов, она сама долго и уверенно повествует им о своих проблемах, не забывая выставлять своим слушателям счета с круглыми суммами. Эта подмена ролей врача и пациента, зеркальное отражение, причем весьма саркастическое, пришедшего пожаловаться на трудности, оказывается весьма действенным методом. Так, священнику, испытывающему тяжелый душевный кризис, Хильдегард советует поменяться ролями с Богом: перестать проповедовать и ораторствовать, чем тот занимался всю жизнь, но стать немым слушателем голоса Бога.
Однажды на консультацию к доктору Вульф приходит разыскивавшийся в течение двадцати лет за убийство лорд Люкан, трудность в лечении которого состоит не в том, что он, по собственным словам, заключил сделку с дьяволом, а в том, что он приходит, уже имея отражение: еще одного лорда Люкана. Оба претендента вполне соответствуют характеристикам разыскиваемого, хотя и не похожи друг на друга. Люканы походят на близнецов из "Комедии ошибок" Шекспира, действующих в одном городе, не зная о существовании друг друга - заметим, до тех пор, пока одному из них не сообщает доктор, что тот безумен.
Пока Хильдегард просчитывает, не сменить ли ей маску психолога на маску поставщика информации в секретные службы, роли на арене меняются без ее ведома: вместо того, чтобы шантажировать Люканов, она сама оказывается шантажируема ими. Люканы, из которых, возможно, один является настоящим, а другой - сообщником, возможно, оба - настоящие, а возможно, оба – сообщники, узнают, что престижный доктор Вульф в молодости играла святую, покрывая тело ложными стигмами, и на доверчивых искателях чуда сделала неплохой капитал.
Дальнейшее повествование представляет собой до некоторой степени затянутую цепочку поочередного преследования Люканов между собой и Хильдегард с многочисленными и невероятными переодеваниями, и неожиданными поворотами судьбы.
В результате Хильдегард выходит сухой из воды, Люканы же игру проигрывают: один из них временно становится дедом Морозом, потом эмигрирует, другого съедают дикари в Африке. Финал романа представляется несколько расистским отголоском ранних произведений Ивлина Во, чьи работы оказали влияние на Спарк во многих аспектах: юмор, сжатый диалог, герои, отчетливо показанные на некотором расстоянии, как будто на них смотрят через телескоп, перевернув его наоборот.
Интересна этимология имен героев романа. В имени и прозвище удачливого Люкана - "Lucky Lucan" в оригинале - присутствует звукоподражательная двойственность, а выбор самого прозвища как нельзя более сатиричен, если учесть, как последний представитель английского рода заканчивает свой путь среди африканского племени.
Настоящее имя доктора Хильдегард Вульф - Бит Паппенхайм. И вымышленное, и настоящее имена имеют прямое отношение к теории Фрейда и Брюэра. Паппенхайм - именно так звали одну из первых пациенток, на которой был испробован метод психоанализа, оказавший на нее огромное воздействие. Результатом ее лечения оказалось ответное воздействие на психоаналитика (опять подмена ролей!), безумное и яростное, заставившее последнего в ужасе бежать от пациентки.
Новая фамилия Вульф связана с другой известной фигурой в теории Фрейда, Человеком-Волком (Wolf Man), ведущим двойную жизнь: реальную и созданную на сеансах психоанализа, причем эти два плана никогда не перекрываются, настоящие друзья Вульфа не знают о психологах, психологи не знают о жизни Вульфа вне сеансов. То же самое происходит и с Хильдегард Вульф - те, кто верил в нее как в святую во время ее молодости, не догадываются о ее карьере психолога в Париже.
Спарк далеко не претендует в "Помощниках" на создание образа героя-католика, выстрадавшего свое оправдание перед Богом, постоянно находящегося в поиске истины. Для изображаемого ею мира, погрязшего в пороке, потерявшего основные ценности, более подходит герой-обличитель, несущий зло: два минуса в таком случае дают плюс. Образ Хильдегард скорее созвучен образу Дугала Дугласа из "Баллады о предместье", чудаковатого молодого человека со шрамами на лбу от якобы ампутированных рогов, вносящего смуту в застойную жизнь лондонского предместья. Хильдегард, как и Дугал, имеет свою судьбу, но помимо этого несет функцию Божьей кары. Люди, отдававшие ей свои деньги в период ее "культа", наказали себя сами: для Спарк вера в новоявленных святых, различных спиритов, медиумов, глав псевдорелигиозных обществ, является отходом от веры истинной, а значит, тяжким грехом, достойным наказания. На этот раз в черный список Спарк попадают и психологи, во главе с Фрейдом, на что указывают "говорящие" имена главной героини. Образ доктора Хильдегард Вульф - резко сатирическая трактовка их профессии. Вместе с тем, и оба Люкана являются преступниками в полном смысле слова и, поиграв войну Хильдегард, вполне заслуживают постигшей их участи. Таким образом, католическая идея доказывается в "Помощниках" от противного, через образ разрушителя, но не созидателя.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в позднем творчестве Мюриэл Спарк ее католические убеждения не отходят на второй план; не уступает своих позиций и резко сатирическое изображение действительности. Неизменно присутствует детективный элемент, основная масса героев является преступниками. Все более резко звучит социальная тема, симпатия Спарк очевидно находится на стороне рабочего класса. Хотя текст романов изобилует постмодернистскими приемами, такими, как многотекстуальность, многообразие вымышленных историй, вопрос о методе позднего творчества Спарк остается открытым. Как и в более ранних произведениях, победительницей чаще всего оказывается женщина, хотя в последних романах ее образ получает более сатирическую, чем психологическую трактовку, и оказывается в некоторой степени заниженным.
Если с точки зрения своей художественной ценности поздние романы Спарк несколько уступают ее более ранним шедеврам, то их меткая сатира, их изысканный стиль повествования, их занимательный сюжет, несомненно, принадлежат перу талантливого автора.
 

Литература

Apostolou F. Seduction and Death in Muriel Spark’s Fiction / F. Apostolou. - Connecticut, Lnd: Greenwood Press, 2001. - 121 p.
Spark M. Aiding and Abetting / M. Spark. - London: Penguin Books, [Б.г]. - 212 p.
Spark M. Symposium / M. Spark. - London: Penguin Books, [Б.г]. - 192 p.
Martin J. The Action Is Not at the Table // www.nytimes.com/books/97/05/11/ reviews/ 970511.11/fitzget.html, (20.09.2001)


Источник текста - сайт Казанского университета.


На нашем сайте потолочный светильник для вас со скидками.