Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

И. Г. Добродомов

ИЗ ЛЕКСИКИ ВОЛГО-КАМСКОГО ЯЗЫКОВОГО СОЮЗА

(Урало-алтайские исследования. - 2010. - № 2 (3). - С. 105-110)


 
In the “Russian etymological dictionary” [Anikin 2008: 272-273] there is an entry “батмáр ‘counter, locker’ Sarat. [Dal’ 1:54], батмар, батмáрка ‘space under the Russian stove where homeware is kept’ Mord.<ovia> (Dict<ionary of Russian dialects on the territory of> Mord.<ovian ASSR, Saransk, 1978, v.>, I:32// Possiby Turcism. Original Turk. (Tat.?) *batmar/*patmar, derived from bat- ‘submerge, enter’ can be supposed”. But Turkic etymology here is doubtful due to semantic discrepance: Russian word does not carry an idea of sinking, submerging. Later, the welter increased as the material grew by addition of only partly relative forms from Volga-Finnic languages. In the article is suppoused the alternative etymology of the word батмáр ‘counter, locker’.
 
В выходящем сейчас большом «Русском этимологическом словаре» А. Е. Аникина [РЭС, II: 272-273] содержится словарная статья: «батмáр ‘прилавок, рундук’ сарат.<овское> (Д<аль> 1: 54), батмар, батмáрка ‘пространство под русской печью, куда складывают домашнюю утварь’ Морд.<овия> (Сл<оварь русских говоров на территории> Морд.<овской АССР, Саранск, 1978, в.>, I: 32) // Вероятно, тюркизм. Можно предполагать исходное тюрк.<ское> (тат.<арское>?) *batmar/*patmar, произв.<одное> от bat- ‘погружаться, входить’», - но тюркская этимология здесь вызывает сомнения по несовпадению семантических компонентов: никакой явной идеи погружения, опускания загадочный русский диалектизм не содержит.
На отличный от предполагаемого в словаре реальный тюркский материал, который мог бы послужить объяснением для загадочного русского областного слова батмáр, уже обращалось внимание, но и этот тюркский материал подавался некритически без учета русского. Это два разных по значению слова из мишарского диалекта татарского языка, поданные, однако, как одно слово: «путемар 1) перевязь через плечо; амулет; 2) ящик для хранения драгоценностей», - а также чувашское слово с сомнительной этимологией: «чуваш. путемар id., из пÿ тумар, т. е. амулет, надеваемый на тело» [Ахметьянов 1978: 118].
Особо замечено, что несуществующие чувашские слова путемар ‘перевязь через плечо; амулет; ящик <!?> для хранения драгоценностей’, тумар ‘медальон’ почему-то носят «на себе явные признаки чувашской фонетики» [Там же].
В дальнейшем этот материал увеличился при возрастании сумбура с добавлением лишь частично относящегося сюда материала из волжско-финских языков: «ПУТЕМАР “перевязь с сумочкой для хранения амулета” - диал. бутмар, бутумар, муйтымар, чуваш. путмар, удм. бутьмар, морд. потмар “сандык, шкаф” - татарча (борынгы болгарча) буй томар “гəүдəгə, буйга киеле торган томар” сүзенəн. К. мишəрдə буй бөтү “путемар”; чыгт., тк. тумар “бөти савыты”. Путемар (п!) янгырашы чуваш теленəн» (От татарского (древнебулгарского) слова буй томар “нательный, надетый на тело, туловище томар (футляр для молитв и оберегов)”. Ср. в мишарском буй бөтү “путемар”; чагатайское, турецкое тумар “футляр для амулетов, молитв, оберегов”. В современном чувашском языке - путемар (п!)» - татар.) [Əхмəтьянов 2001: 164-165].
Этимология татарского путемар ‘перевязь с сумочкой для хранения амулета’, восходящего, по-видимому, к южноудмуртскому бутьмар ‘лента с нашитыми на ней серебряными монетами, надеваемая как украшение через плечо’ [Там же], не имеет никакого отношения к чувашскому путмар, мордовскому потмар и к мишарскому пут’ымар ‘нары’ и т. п., обозначающим детали меблировки крестьянского дома.
К русскому областному батмар (в акающем облике) имеет отношение следующий материал из языков Среднего Поволжья:
мокш. потмар ‘1) место под лавкой рядом с русской печью, где обычно хранилась посуда; 2) диал. место под печью’; куд потмар ‘чердак’ (куд ‘дом’); потмар ланга ‘кухонная лавка’ (ланга ‘поверхность’); эрзян. потмар ‘шкаф для посуды’; кудо потмар ‘чердак’ (кудо ‘дом’);
чуваш. путмар ‘нары’; путмар сакки ‘досчатый, широкий помост для спанья, но не вдоль стен, а поперёк’ (сак, сакă ‘скамья, нары, кутник’);
мишар.-татар. пут’ымар, потмар (кузн.), пут’мар (сергач.), путмар (лямбир., кузн.), пупмар, пукмар (мордва-каратайск.) покмар, пот’мар (темн.) ‘небольшие нары, устроенные напротив или наискосок от шестка печи, служащие одновременно кухонным столом и шкафчиком для посуды’ [ТТДС: 342, 343, 345, 346, 347].
Саратовское областное слово батмар, на которое обратил внимание А. Е. Аникин, впервые зафиксировано в академическом «Опыте областного великорусского словаря» [Опыт… 1852: 8]: «батмáръ, а, с. м. Родъ лавки наподобiе длиннаго ящика съ крышкою; коникъ. Сѣсть на батмаръ. Сарат<ов>».
В. И. Даль заменил развернутую дефиницию слова набором синонимов, но к самому слову добавил многозначительный вопросительный знак: «БАТМÁРЪ? м. сар.<атовское> прилавокъ, рундукъ, лавка ларемъ, кóникъ» [Даль 1863 I: 47].
Оправданные подозрения В. И. Даля о сомнительности слова единичной фиксации батмаръ остались в сводно-академическом «Словаре русских народных говоров», где дефиниция зачем-то подверглась едва ли нужному сбивчивому редактированию:
«БАТМÁР, а. м. Приспособление для сидения, скамья, представляющая собою длинный ящик с крышкою. Сесть на батмар. Сарат.<овская губерния>, 1852. Сарат.<овская губерния>, Даль [с вопросом к форме слова]» [СРНГ II: 144].
А. Е. Аникин обнаружил независимое от «Опыта областного великорусского словаря» и от В. И. Даля фиксирование слова батмар в «Словаре русских говоров на территории Мордовской АССР» [СРГМ I: 32] и с полным правом снял вопрос «?» к этому слову, поставленный В. И. Далем и сохранённый в сводно-академическом «Словаре русских народных говоров» (правда, в иной словесной формулировке семантики).
Сейчас уже трудно сказать, что вызвало настороженность В. И. Даля к саратовскому слову батмáр ‘род лавки наподобие длинного ящика с крышкою, коник’ из «Опыта областного великорусского словаря» 1852 г., но можно думать, что на это повлияли материалы «Дополнения к Опыту областного великорусского словаря» [Опыт… 1858: 189], где находятся весьма похожие слова с идентичным значением:
«ПОДМÁРЪ, а, с. м. Ларь, дѣлаемый въ покояхъ у порога. Казан.<ская губерния>. Казан.<ская губерния> Мамадыш.<ский уезд>».
«ПОДМÁРТЪ, а, с. м. Залавокъ. Моск.<овская губерния> Яросл.<авская губерния>».
Правда, последнее слово, попавшее далее в словари В. И. Даля, Е. Якушкина и Г. Г. Мельниченки из «Дополнения к Опыту…», не было подтверждено позднее самостоятельными собирателями областных слов. Семантика этого слова отличается расплывчатостью, поскольку поясняющее слово залавок может обозначать разные предметы обстановки крестьянского жилища (избы).
В «Кратком ярославском областном словаре» Г. Г. Мельниченки [Мельниченко 1961: 150] даётся со ссылкой лишь на «Дополнение к Опыту…» и «Материалы для словаря народного языка в Ярославской губернии» Е. И. Якушкина ([Якушкин 1896: 27]: «подмáртъ, Залавокъ») краткий повтор из материалов предшественников: «подмáрт. Залавок». Но это все продолжение одного источника.
Восьмой выпуск «Ярославского областного словаря» [ЯОС VIII] не подтверждает существования слова подмартъ в современных ярославских говорах, как и «Словарь говоров Подмосковья» А. Ф. Ивановой [Иванова 1969] в современных говорах Подмосковья.
Обработка сходного материала у В. И. Даля намечает путь для этимологизации загадочного батмар и объясняет причину недоверия В. И. Даля к этому слову:
«ПОДМÁРЪ м. каз.<анское> вѣрнѣе поднáръ коникъ, койникъ (койка), кутникъ, прилавокъ въ избѣ у дверей, подмартъ мск.<московское> ярс.<ярославское>».
«ПОДНÁРНЫЙ, подъ нарами находящiйся. Поднáрье ср. весь просторъ подъ нарами» [Даль 1955, III: 185, 188].
Сводно-академический «Словарь русских народных говоров» дал дополнительный материал для словообразовательного и фонетического варьирования слова подмар/поднар (и их производных), которое и вызвало в свое время недоверие В. И. Даля к саратовскому батмáр:
«ПОДМÁР, м 1. То же, что подмарье. Мамад.<ышский уезд> Казан.<ской губернии>, 1858. Казан.<ская губерния>, Даль. [с примеч.: “вернее поднар”]. Вят.<ская губерния>».
«ПОДМÁРТ, м. То же, что подмарье. Моск.<овская>, Яросл.<авская губернии>, 1858».
«ПОДМÁРЫ, мн. Нары (для спанья). Сакмар.<ский район> Чкал.<овской области>, 1939-1946».
«ПОДМÁРЬЕ, ср. Лавка в виде длинного ящика с подъёмной крышкой в избе у дверей. Аксюшка сидела на подмарье. Засунь в подмарье. Пенз.<енская область>, 1960».
«ПОДНÁР, м. Лавка в виде ящика с подъемной крышкой в избе у дверей. Казан.<ская губерния>, [?], Даль. - Ср. подмáр».
«ПОДНÁРЫ, мн. Место под нарами. Соль-Илецк.<ий район>. Чкал.<овской области>, 1955».
«ПОДНÁРЬЕ, ср. Место под нарами. Положить что в поднарье. Слов. Акад. 1822. Ядрин.<ский>, Космодем.<ьянский уезды> Казан.<ской губернии>, 1849» [СРНГ 28: 6, 77, 93].
Среди этих слов оказалось и зафиксированное в конце XVIII в. «Словарем Академии российской» [Словарь… 1789-1794, IV: 472] как вполне литературное:
«Поднáрье, рья. с. ср. Мѣсто пустое подъ нарами находящееся. Положить что въ поднарьѣ», - которое при сокращенной дефиниции попало и во второе издание:
«ПОДНÁРЬЕ, рья, с. ср. 2 скл. Мѣсто подъ нарами. Положить, спрятать что в поднарьѣ» [Словарь… 1806-1822: IV, cтб. 1301].
В «Французско-русский словарь» Ф. И. Рейфа [Рейф 1835 I: 617] попала неточная дефиниция первого издания: place vide sous le lit (пустое место под кроватью - франц.). В «Полном русско-французском словаре» Н. П. Макарова [Макаров 1867, II: 122]: le dessous d’un lit de camp (место под походной кроватью - франц.).
Последняя фиксация этого слова в нормативном словаре относится к 1847 г.:
«ПОДНÁРЬЕ, я, с. ср. Мѣсто под нарами. Спрятать что либо въ поднарьи» [Словарь… 1847, III: 265].
Как слово русского литературного языка XVIII-XIX вв. поднарье, так и диалектные слова поднар/поднары в соответствии с соображениями В. И. Даля являются отадъективными образованиями от прилагательного поднарный, образованного суффиксально-префиксальным способом от существительного нары. Уже от суффиксально-префиксального прилагательного поднарный были образованы фактически лишь суффиксальное поднарье и редериват поднар/поднары (обратное образование).
Дело осложняется тем, что в русском языке почти совпали словá не очень ясного происхождения нары и мары:
«НÁРЫ ж. мн. въ казармахъ и подобныхъ жильяхъ, что у крестьянъ кутни́къ; досчатый широкий помостъ для спанья, не вдоль стѣнъ, какъ на лавкѣ, а поперекъ; ряз.<анское> задняя широкая лавка, кутникъ, коникъ; || кладка черезъ рѣчку; || костр.<омское> влгд. <вологодское> полати; || полавочникъ, полка вокругъ стѣнъ. Кур.<ское> нáры вм. рáны; то же слово искаж.<енное> мáры, носилки на покойниковъ» [Даль 1955 III: 464].
«МÁРЫ, ъ, мн. ж. Обл. Носилки, на которыхъ носятъ хоронить мертвыхъ. Уже мары понесли; на мары постлали сукно, а потомъ поставили гробъ. Рыльск.<ий уезд>, Суджан.<ский уезд> (Дмитрюковъ). || Нары. Холмог.<орский уезд> (Грандилевск.). Тихв.<инский уезд> (Оп. обл. слов.). || Потолокъ изъ жердей въ гумнахъ и повѣтяхъ, на которомъ складываютъ солому и сѣно. Арханг.<ельская> г.<уберния> (Подвыс.). Жерди въ курятникѣ для куръ. Псковск.<ая> г.<уберния> (Арх. Сл. К.). Укрѣпляемыя въ стѣнахъ концами жерди у потолка въ избѣ, на которыхъ сушатъ рыболовныя сѣти, измокшую одежду, лѣсъ для мелких подѣлокъ и т. п. (Тамъ же). - Въ един. ч.: мáра, ы, ж. Осташ.<ковский уезд>, Псковск.<ой> г.<убернии> (Доп. къ Оп.)» [Словарь… 1891-1930, VI, вып. 2: стб. 279].
Для нас неважно, возникла ли эта близость слов нары и мары как результат распадения одного слова на базе загадочного чередования н ~ м (ср.: Мефодий - Нефед, Никита - Микита, Никола - Микола и т. п.) или же как результат случайного сближения совсем разных слов [1].
В производных поднарье - подмарье совпадение семантики при близости фонетики особенно разительно [2].
В «Мордовском словаре» Х. Паасонена, где подробно описаны разновидности предметов, называемых словом potmar, также приведены редкие эрзянские формы potnar в двух смешанных говорах Теньгушевского района Мордовии и дано сопоставление с русскими формами (по Далю) подмар, батмар, а также подмарт, поднар [Paasonen 1990-1996 III: 1762-1763].
Что касается звонкости начального б- в русской саратовской форме батмар, то она может быть проинтерпретирована как результат чувашского влияния. Дело заключается в том, что глухой согласный в начале чувашского слова в потоке речи может оказаться после конечного гласного или сонорного согласного предыдущего слова, а в таком случае в положении между гласными или между сонорным согласным и гласным глухой одиночный согласный в чувашском языке озвончается [Ашмарин 2000: 134-136].
В русском батмар первый слог зафиксировал акающее произношение.
Русское диалектное слово поднáр/подмáр ярко демонстрирует вклад русских говоров в становление общего лексического фонда языков Поволжья и формирование волго-камского языкового союза [Серебренников 1972].
Вызвавшее подозрения В. И. Даля саратовское слово батмар было повторно зафиксировано на территории Мордовии в словаре 1978 г. и оправдало необычную звуковую форму «Опыта областного великорусского словаря» 1852 г. Необычная форма саратовского диалектизма объясняется воздействием поволжских языков на русские говоры этого района.
Если показавшееся В. И. Далю подозрительным слово батмар в результате повторной записи и этимологических соображений было подтверждено и может быть исключено из списка сомнительных слов, то применительно к близкому к нему семантически и фонетически оренбургскому дàтмар ‘подпечек, подпечье’ подозрение В. И. Даля снято быть не может.
«Опыт терминологического словаря сельского хозяйства, фабричности, промыслов и быта народного», составленный членом импер. Вольного экономического общества Владимиром Петровичем Бурнашевым [Бурнашев 1843-1844, I: 168], содержит слово: «Дàтмаръ. Подпечекъ въ Оренбургской губернiи», которое вызвало недоверие со стороны В. И. Даля. Лексикограф дал это слово без ударения и поставил вопрос:
«ДАТМАРЪ? м. орнб. <оренбургское> подпечье, подпечекъ» [Даль 1955 I: 417].
В составленном С. И. Ожеговым (при участии членов Словарного Отдела Института языка и мышления им. Н. Я. Марра) первом выпуске пятого тома неоконченного академического «Словаря русского языка» [Словарь русского языка 1937] в стб. 237 конкретная привязка к Оренбуржью была заменена общим туманным указанием на диалектность, а вопрос отнесен к ударению:
«Датмар (удар.<ение>?), а, м. Обл. Подпечье, подпечек (Д.)».
В сводно-академическом «Словаре русских народных говоров» [СРНГ VI: 279] было восстановлено ударение как у В. П. Бурнашева: «Дáтмар, а, м. Подпечек. Оренб.<ургская губерния> Бурнашев. Оренб.<ургская губерния> Даль (с вопросом к слову). В Оренбургской губернии называется подпечек, подпечье. Савельев».
Этимологизации подозрительное слово датмар на основе русского языка и языков Оренбургской губернии не поддаётся.
Можно однако предположить ошибочность записи и/или прочтения этого слова в его начальной части, где могли быть перепутаны буквы б и д в небрежном написании их обеих с верхними хвостами.
Современная русская лексикография даёт примеры путаницы букв б и д в жаргонных словах. В сводном «Большом словаре русского жаргона» В. М. Мокиенки и Т. Г. Никитиной [Мокиенко, Никитина 2000: 69, 161] при многократно зафиксированном уголовном слове бокá ‘часы’ фигурирует единичная запись докá ‘часы’ из не очень надежного источника [Потапов 1923]. В том же словаре наряду с уголовным дуван ‘дележ добычи’ (с. 170) присутствует тоже уголовное, но весьма подозрительное бувáн ‘место сходки’ (с. 79), которое кочует по жаргонным словарям из словарей Д. С. Балдаева [Балдаев, Белко, Исупов 1992: 35].
Явно ошибочное слово датмар (вместо батмар) всё-таки небесполезно для установления географии его употребления и в дореволюционной Оренбургской губернии.
 

Примечания

1. Возможно, другое объяснение можно найти, обратившись к мордовскому диалектному материалу. В мордовских языках широко представлено слов mar 'могильный холм, курган, куча' [Paasonen 1992: 1175], для которого можно предложить уральскую этимологию ПУ *marV 'могила' > ПС *märV 'намогильный чумик, кладбище' (ненец. мяро’(н) 'маленький чум, пост. на том месте, где умер человек'; энец. meruʔ 'намогильный чумик'; сельк. маргэ (ел.) 'кладбище'). (В [UEW: 290] мордовское слово ошибочно сближается с названиями равнин и кустов возводится к ФУ *mOrV. Ненадежность этимологии UEW подробно проанализирована Е. А. Хелимским в [Helimski 2007]). В кратких комментариях к уральской этимологической базе данных Е. А. Хелимский указывает, что мордовское слово mar 'могильный холм, курган, куча' заимствовано в русский язык. Но здесь затруднительна семантика.

2. Чередования н ~ м в других условиях см.: [Буслаев 1959: 73].


Сокращения

диал. - диалектное
ж. - женский род
м. - мужской род
мишар.-татар. - мишарско-татарское
кузн. - кузнецкий говор (Пензенская область)
лямбир. - лямбирский говор (Пензенская область)
мордва-каратайск. - говор мордвы-каратаев (Республика Татарстан)
сергач. - сергачский говор (Горьковская область)
темн. - темниковский говор (Республика Мордовия)
мн. - множественное число
мокш. - мокшанское
обл. - областное
с. - существительное
скл. - склонение
ср. - средний род
татар. - татарское
чуваш. - чувашское
эрзян. - эрзянское


Литература

Ашмарин 2000 - Ашмарин Н. И. Болгары и чуваши. Чебоксары, 2000 {Ašmarin 2000 - Ašmarin N. I. Bolgary i čuvaši. Čeboksary, 2000}.
Ахметьянов 1978 - Ахметьянов Р. Г. Сравнительное исследование татарского и чувашского языка. М., 1978
{Ahmet′janov 1978 - Ahmet′janov R. G. Sravnitel′noje issledovanije tatarskogo i čuvašskogo jazyka. M., 1978}.
Əхмəтьянов 2001 - Əхмəтьянов Р. Татар теленең кыскача тарихи-этимологик сүзлеге. Казан, 2001 {Ä ˇhmäˇt′janov 2001 - Ähmät′janov R. Tatar teleneŋ kyskača tarihi-etimologik sǚzlege. Kazan, 2001}.
Балдаев, Белко, Исупов 1992 - Балдаев Д. С., Белко В. К., Исупов И. М. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона. М., 1992 {Baldajev, Belko, Isupov 1992 - Baldajev D. S., Belko V. K., Isupov I. M. Slovar′ tjuremno-lagernoblatnogo žargona. M., 1992}.
Бурнашев 1843-1844 - Бурнашевъ Вл. Опытъ терминологическаго словаря сельскаго хозяйства, фабричности, промысловъ и быта народнаго. Т. I-II. СПб., 1843-1844 {Burnašev 1843-1844 - Burnašev" Vl. Opyt" terminologičeskago slovarja sel′skago hozjaĭstva, fabričnosti, promyslov" i byta narodnago. T. I-II. SPb., 1843-1844}.
Буслаев 1959 - Буслаев Ф. И. Историческая грамматика русского языка. М., 1959 {Buslajev 1959 - Buslajev F. I. Istoričeskaja grammatika russkogo jazyka. M., 1959}.
Даль 1863-1866 - Даль В. И. Толковый словарь живаго великорусскаго языка. Т. I-IV. 1-е изд. М., 1863-1866 {Dal′ 1863-1866 - Dal′ V. I. Tolkovyĭ slovar′ živаgo velikorusskаgo jazyka. T. I-IV. 1-je izd. M., 1863-1866}.
Даль 1955 - Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. 6-е изд. Т. 1-4. М., 1955 {Dal′ 1955 - Dal′ V. I. Tolkovyĭ slovar′ živogo velikorusskogo jazyka. 6-e izd. T. 1-4. M., 1955}.
Иванова 1969 - Иванова А. Ф. Словарь говоров Подмосковья. М., 1969 {Ivanova 1969 - Ivanova A. F. Slovar′ govorov Podmoskov′ja. M., 1969}.
Макаров 1867 - Макаровъ Н. П. Полный русско-французский словарь. СПб., 1867 {Makarov 1867 - Makarov" N. P. Polnyĭ russko-francuzskiĭ slovar′. SPb., 1867}.
Мельниченко 1961 - Мельниченко Г. Г. Краткий ярославский областной словарь, объединяющий материалы ранее составленных словарей (1820-1956). Ярославль, 1961 {Mel′ničenko 1961 - Mel′ničenko G. G. Kratkiĭ jaroslavskiĭ oblastnoĭ slovar′, ob′′edinjajuš¸iĭ materialy raneje sostavlennyj slovareĭ (1820-1956). Jaroslavl′, 1961}.
Мокиенко, Никитина 2000 - Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Большой словарь русского жаргона. СПб., 2000 {Mokijenko, Nikitina 2000 - Mokijenko V. M., Nikitina T. G. Bol′šoĭ slovar′ russkogo žargona. SPb., 2000}.
Опыт… 1852 - Опытъ областнаго великорусскаго словаря. СПб., 1852 {Opyt… 1852 - Opyt" oblastnago velikorusskago slovarja. SPb., 1852}.
Опыт… 1858 - Опытъ областнаго великорусскаго словаря. Дополнение. СПб., 1858 {Opyt… 1858 - Opyt" oblastnago velikorusskago slovarja. Dopolnenije. SPb., 1858}.
Потапов 1923 - Потапов С. М. Блатная музыка: Словарь жаргона преступников. М., 1923 {Potapov 1923 - Potapov S. M. Blatnaja muzyka: Slovar′ žargona prestupnikov. M., 1923}.
Рейф 1835 - Рейфъ Ф. Русско-французскiй словарь, въ которомъ русскiе слова расположены по происхожденiю... СПб., 1835 {Reif 1835 - Reif" F. Russko-francuzskǐĭ slovar′, v" kotorom" russkǐje slova raspoloženy po proishoždenǐju... SPb., 1835}.
РЭС - Аникин А. Е. Русский этимологический словарь. Т. I-. М., 2007-{RȨS - Anikin A. Je. Russkiĭ etimologičeskiĭ slovar′. T. I-. M., 2007-}.
Серебренников 1972 - Серебренников Б. А. О некоторых отличительных признаках волго-камского языкового союза // Языковые контакты в Башкирии. Уфа, 1972 {Serebrennikov 1972 - Serebrennikov B. A. O nekotoryh otličitel′nyh priznakah volgo-kamskogo jazykovogo sojuza // Jazykovyje kontakty v Baškirii. Ufa, 1972}.
Словарь… 1789-1794 - Словарь Академiи россiйской, производнымъ порядкомъ расположенный. СПб., 1789-1794. Переизд.: М., 2001-2006 {Slovar′… 1789-1794 - Slovar′ Akademǐi rossǐĭskoĭ, proizvodnym" porjadkom" raspoložennyĭ. SPb., 1789-1794. Pereizd.: M., 2001-2006}.
Словарь… 1806-1822 - Словарь Академiи Россiйской, по азбучному порядку расположенный. СПб., 1806-1822 {Slovar′… 1806-1822 - Slovar′ Akademǐi rossǐĭskoĭ, po azbučnomu porjadku raspoložennyĭ. SPb., 1806-1822}.
Словарь… 1847 - Словарь церковнославянскаго и русскаго языка, составленный Вторымъ отдѣленiем имп. Академiи наукъ. СПб., 1847 {Slovar′… 1847 - Slovar′ cerkovnoslavjanskago i russkago jazyka, sostavlennyĭ Vtorym" otdělenǐjem imp. Akademǐi nauk". SPb., 1847}.
Словарь… 1891-1930 - Словарь русского языка, составленный Вторым отделением Императорской Академии наук / Вторым отделением РАН / Словарной комиссией Академии наук СССР. Т. I-VI, VIII-IX. СПб./Л., 1891-1930 {Slovar′… 1891-1930 - Slovar′ russkogo jazyka, sostavlennyĭ Vtorym otdelenijem Imperatorskoĭ Akademii nauk / Vtorym otdelenijem RAN / Slovarnoĭ komissijeĭ Akademii nauk SSSR. T. I-VI, VIII-IX. SPb./L., 1891-1930}.
Словарь русского языка 1937 - Словарь русского языка. Т. 5. Bып. 1. 7-ое издание, М.-Л., 1937 {Slovar′ russkogo jazyka 1937 - Slovar′ russkogo jazyka. T. 5. Vyp. 1. 7-oe izdanije, M.-L., 1937}.
СРГМ - Словарь русских говоров на территории Мордовской АССР: Учеб. пос. по русской диалектологии. Т. 1 (А-Г). Саранск, 1978; Т. 2 (М-Н) Саранск, 1986 {SRGM - Slovar′ russkih govorov na territorii Mordovskoĭ ASSR: Učeb. pos. po russkoĭ dialektologii. T. 1 (A-G). Saransk, 1978; T. 2 (M-N) Saransk, 1986}.
СРНГ - Словарь русских народных говоров. Т. I-. М.; Л., 1965- {SRNG -Slovar′ russkih narodnyh govorov. T. I-. M.; L., 1965-}.
ТТДС - Татар теленең диалектологик сүзлеге. Казан, 1969 {TTDS - Tatar teleneŋ dialektologik sǚzlege. Kazan, 1969}.
Якушкин 1896 - Якушкинъ Е. И. Матерiалы для словаря народнаго языка в Ярославской губернiи. Ярославль, 1896 {Jakuškin 1896 - Jakuškin" Je. I. Materǐaly dla slovarja narodnago jazyka v Jaroslavskoĭ gubernǐi. Jaroslavl′, 1896}.
ЯОС VIII - Ярославский областной словарь / Отв. ред. Мельниченко Г. Г. Вып. 8. (Питок-Ряшка). Ярославль, 1989 {JaOS VIII - Jaroslavskiĭ oblastnoĭ slovar′ / Otv. red. Mel′ničenko G. G. Vyp. 8. (Pitok-Rjaška). Jaroslavl′, 1989}.
Helimski 2007 - Marginalia ad UEW // www.helimski.com.
Paasonen 1990-1996 - H. Paasonens Mordwinisches Wörterbuch / zusammengestellt von Heikilä K. Bd. I-V. Helsinki, 1990-1996.
UEW - Rédei K. Uralisches Etymologisches Wörterbuch. Bd. I-III. Budapest, 1986-1988.


Продукция тяньши экспертиза качества продукции.