Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

Е. А. Сорокина

СТАТУС СЕМЬИ У ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦЕВ (К ПРОБЛЕМЕ СЕМАНТИЧЕСКОЙ РЕКОНСТРУКЦИИ)

(Индоевропейское языкознание и классическая филология - XIII (чтения памяти И. М. Тронского). - СПб., 2009. - С. 483-492)


 
This article is devoted to the semantic reconstruction of the Proto-Germanic concept *hīwa-. The analysis of Gothic, Anglo-Saxon and Old Icelandic texts has allowed us to establish its meaning and suggest an idea of the formation of the social status of the family in the Proto-Germanic society.
 
Изучение древних культур требует от учёных чёткого понимания всей бесконечно сложной и разнообразной действительности, отдалённой от нас во времени и пространстве. Действительно, для успешного решения проблемы недостаточно просто привлекать и анализировать все имеющиеся данные об этой культуре, или переработать их в систему более или менее общих понятий, доступных современному человеку. Основной задачей исследователя является выявление специфики и индивидуальности, которая была характерна именно для исследуемого периода и этноса.
К сожалению, недостаточность материала и его фрагментарность часто приводят к соблазну распространить результаты исследования одной культуры на сходные или существовавшие в одном временном отрезке другие древние культуры. «В результате такого описания создаётся некая внеисторическая и вненациональная ахрония, уничтожаются время и история, теряется национальная специфика» (Болотов, Пильщиков 1994: 41).
Известно, например, каким широким признанием пользуется предложенная Ж. Дюмезилем теория трехчастной организации и соответствующей ей идеологии у индоевропейцев (Dumézil 1958). При этом учёным совершенно игнорируется общеизвестный факт о бесклассовой структуре древнегерманского общества начала нашей эры, неоднократно подтверждённый не только античными свидетельствами, но и многочисленными историческими и археологическими исследованиями.
Действительно, в современной науке назрела потребность переосмысления имеющихся результатов и выводов, которые зачастую превратились в мифы, кочующие из одного исследования в другое. И это учитывая тот факт, что древние германцы постоянно находятся в сфере интересов учёных.
Причины долгого существования подобных мифов следует искать в чрезвычайной сложности получения достоверных сведений о происхождении древних германцев, их социальном и хозяйственном устройстве, религии и культуре. Их ранняя история нам мало известна.
Так, учёные традиционно постулируют родоплеменной строй у древних германцев, что позволяет считать род минимальной социальной единицей, которая входила в более крупное объединение - племя.
Однако не всё так очевидно. Спорным является вопрос о существовании у германцев «домовой общины», когда совместное хозяйство велось коллективом родственников, включавшим как минимум три поколения: семья родителей и семьи их женатых и замужних детей. При этом, обнаруженные археологами так называемые «длинные дома», которые могли вмещать несколько десятков жителей, позволяют сделать такой вывод (Steuеr 1979: 620, 627). С другой стороны, по мнению Г. Мильденбергера в таких домах жили малыми семьями, так как обнаруженные рядом с ними поля способны были прокормить лишь небольшое количество жителей (Mildenberger 1972: 63).
Нет единодушия и по поводу существования у древних германцев тесно сплочённых родственных союзов - родов, под которыми понимается «широкая группа родственников, связанных хозяйственными и социальными отношениями. Членов рода объединяют право кровной мести и право возмещения, соприсяжничество, «необходимое наследование», право предпочтительной покупки и родового выкупа отчуждённого семейного имущества» (Косвен 1963: 91).
Сведения из античных источников также недостаточно информативны, так как выражения типа gentes cognationesque ‘роды и общины’ (Цезарь) или familiae et propinquitates ‘семьи и родня’ (Тацит) мало проясняют картину.
Тем не менее трудно представить человека той эпохи вне коллектива родичей и других близких ему людей. Действительно, «человеку было естественно искать помощь и поддержку у сородичей, и выжить вне таких сложившихся коллективов он едва ли был в состоянии» (Гуревич 1999: 41).
Следовательно, община была необходимым, а нередко важнейшим элементом всех древних обществ, позволявшим членам сообщества заниматься хозяйственной деятельностью, поддерживать обычаи, порядок, защищаться от врагов, исполнять культовые обряды. Проблема состоит в том, чтобы установить, была ли такая община кровнородственной или соседской в прагерманский период, так как и по этому вопросу среди учёных нет единого мнения. В результате, мы поставлены перед дилеммой: или опираться на специфические сведения античных авторов, или на вступающие с ними в трудно устранимые противоречия археологические данные, особенно, когда речь идёт о социальной стратификации древнегерманского общества.
При таких условиях попытки реконструкции первичных значений слов, обозначавших группы людей в период древнегерманской глоттофорной общности, приобретают особую значимость.
Не отрицая важность рода для сознания древнего германца, позволим усомниться в том, что он являлся минимальной ячейкой древнегерманского общества.
Древнегерманские тексты позволяют реконструировать для обозначения рода прагерманскую праформу *kun-. Ср.: *kun- > гот. kunja ‘род, раса, племя’, др.-англ. cyn(n) ‘раса, люди, семья’, др.-исл. kyn ‘род, родственник’. В то же время, в древнегерманских языках присутствуют слова, отражающие семейные отношения и восходящие к праформе *hīwa-. Ср.: *hīwa- > гот. *heiws ‘дом’; др.-англ. hīwan (hīgan) ‘семья’, ‘домочадцы’; др.-исл. hjú / hjún, hjόn ‘домочадцы’, ‘супруги’.
При таких условиях невольно возникает вопрос: если древний германец осознавал себя как часть рода, то какое место в социальной структуре древнегерманского общества занимала семья? Для ответа на поставленный вопрос выясним, что могло пониматься под праформой *hīwa- древними германцами. Для этого обратимся к готскому, древнеанглийскому и древнеисландскому языкам [1].
К сожалению, готский материал предоставляет лишь единственный случай употребления исследуемого термина в слове-композите heiwa-frauja (где frauja ‘хозяин’). Анализ примера из Евангелия от Марка указывает на значение ‘глава семейства’. Сравните: jah þadei inngaleiþai, qiþaits þamma heiwafraujin þatei laisareis qiþiþ: hvar sind saliþwos þarei paska miþ siponjam meinaim matjau? - και 'οπου 'εαν ε'ισέλθη ε'ίπατε τω ο'ικοδεσπότη 'ότι 'ο διδάσκαλος λέγει, που 'εστιν το κατάλυμά μου 'όπου το πάσχα μετα των μαθητων μου φάγω «И куда он войдёт, скажите хозяину дома: “Учитель говорит: где покой Мой, в котором Я вкусил бы пасху с учениками Моими?”» (Mar. 14, 14).
Следует подчеркнуть, что в греческом варианте представленного выше примера слову heiwa-frauja соответствует др.-греч. οἰκο-δεσπóτης ‘глава семейства’. При ближайшем рассмотрении оказывается, что в случаях, когда др.-греч. ο'ικο-δεσπóτης обозначает хозяина дома по отношению к рабам, используется другой композит - гот. garda-waldans, где gards ‘дом, двор’, а waldan ‘управлять, править’. Сравните: jah qimands sa skalks gataih fraujin seinamma þata. þanuh þwairhs sa gardawaldands qaþ du skalka seinamma: usgagg sprauto in gatwons jah staigos baurgs jah unledans jah gamaidans jah blindans jah haltans attiuh hidre. - και παραγενόμενος 'ο δουλος 'απήγγειλεν τω κυρίω αυτου ταυτα. τότε 'οργισθεις 'ο ο'ικοδεσπóτης ε'ιπεν τω δουλω αυτου, 'έξελθε ταχέως ε'ις τας πλατείας και ρύμας της πόλεως, και τους πτωχους και 'αναπείρους και τυφλους και χωλους ε'σάγαγε 'ωδε. «И придя, раб сообщил это господину своему. Тогда, разгневавшись, сказал хозяин дома рабу своему: “Выйди поскорее на улицы и переулки города и введи сюда нищих, и увечных, и слепых, и хромых”» (Lu. 14, 21).
Следовательно, в готском языке различаются два понятия дома - дом как место проживания, включающее помимо семьи слуг и рабов, и «дом как семья в целом, круг личных отношений» (Бенвенист 1995: 221), что дает возможность предположить несколько иное значение гот. *heiws, чем просто ‘дом’.
Действительно, в готском языке засвидетельствовано еще одно слово haims ‘деревня’, ‘город’, которое возводят к тому же и.-е. корню *k’ei- ‘лежать’, что и термин *heiws. Проведенное нами исследование (Сорокина 2008: 119-125) позволило предположить, что термином haims называлась отдельно стоящая усадьба, хутор, где проживали кровные родственники, члены одной семьи. Сравните: гот. Wasuh þan sums siuks, Lazarus af Beþanias, us haimai Marjins jah Marþins, swistrs izos. «А был болен один человек, Лазарь из Вифании, из селения Марии и Марфы, сестры её» (Jo. 11, 1).
Англосаксонские и древнеисландские тексты также указывают на то, что прагерманская праформа *haima- могла действительно первоначально обозначать место проживания семьи, так как в следующих примерах чётко прослеживается значение ‘домочадцы, члены семьи’. Так, в англосаксонской поэме «Andreas» читаем: He wæs afeded on þysse folcsceare, / cildgeong acenned mid his cneomagum. / þus syndon haten hamsittende, / fæder ond modur… «Он был воспитан в месте, где жили люди, дитя родителей с его братьями. / Которых называют домочадцами (дома сидящие), / отец и мать...» (Andr., 687).
Схожее значение отмечено и в древнеисландской «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона, в эпизоде, где Эку-Тор со своими спутниками остановился на ночлег у одного человека, пригласив хозяина (búandanum) с женой (konu) и детьми его (börnum þeira) поужинать вместе. Сравните: Þá lagði Þórr hafrstökurnar útar frá eldinum ok mælti, at búandi ok heimamenn hans skyldu kasta á hafrstökurnar beinunum. «Потом Тор разложил перед очагом козлиные шкуры и велел хозяину и домашним его кидать кости в те шкуры» (SnEd., 49: 44).
Прямое указание на связь *haima- с местом проживания семьи подтверждается и примером из «Песни о Вёлунде». Сравните: man ek, at vér meiri / mæti áttum / er vér heil hjú / heima várum. «Помню я, было больше / богатств отовсюду, / когда всей семьёй / в усадьбе жили» (Völun., 90:14).
Все выше представленные данные позволяют рассматривать прагерм. *hīwa- как социальный термин, который отражал семейные отношения и обозначал социальное объединение людей, связанных супружескими узами. Действительно, анализ контекстов, в которых употребляются др.-англ. hiwan ‘член семьи’, ‘семья’ и др.-исл. hjú / hjún, hjόn ‘член семьи’, ‘муж и жена’, подтверждает их принадлежность к словам, отражающим внутрисемейные отношения.
Так, в «Книге Бытия» жена Авраама Сара видит его с Исмаилом (сыном от служанки) во время семейной трапезы, что заставляет ее отстаивать права Исаака (их общего с Авраамом сына). Сравните: þæt wif geseah for Abrahame Ismael plegan, ðær hie æt swæsendum sæton bu tu, …, and heora hiwan eall, druncon and drymdon. «Женщина (Сара) увидела перед Авраамом Исмаила играющего, и они за трапезой сидели вместе, …, и все члены семьи их пили и веселились» (Gen., 2781).
Или как в отрывке из древнеисландской «Саги о Греттире», где хозяйка дома (húsfreyja) благодарила Греттира за спасение своей семьи от разбойников. Сравните: «og hefir þú,» segir hún, «mikla frægð unnið og leyst mig og hjú mín frá þeirri skemmd …» «И ты заслужил, - говорит она, - великую славу, спасая меня и домашних моих от такого позора…» (Grett., 19).
В представленном выше примере обращает на себя внимание композит hús-freyja, где hús ‘дом’. Как в древнеисландском, так и в древнеанглийском языках данный тип строения (*hūz-) не требовал значительных усилий большого количества людей. Ср.: др.-англ. Ic me anum. her eaðe getimbre hus ond hleonað «Я себе один легко строю дом и укрытие» (Guth., 250); др.-исл.: Hann nam at vaxa / ok vel dafna, / öxn nam at temja, / arðr at gerva, / hús at timbra… «Стал он расти, / весьма преуспевать, / быков приручал, / и сохи он делал, / строил дома … (Rígs., 78: 19).
Конструкция такого дома, очевидно, была очень простая. Вероятно, сначала выкапывалась яма или углубление, вбивалась деревянная балка или опора, которые поддерживали крышу. Такое строение казалось утопленным в земле. Ср.: др.-англ. On ðam seáþe ufan se eádiga wer, Gūthlac, him hūs getimbrode «Над ямой святой человек, Гутлак, себе дом построил» (Guthl., 4, 26: 9); др.-исл. Ok er þeir gengu í húsit, sáu þeir, at einn stólpi helt því upp «Они вошли в дом и увидели столб, который держал его (дом) (Yngv., 6); af járni váru ok allir timbrstokkar í húsinu, en grafit í jörð niðr. «Железом обиты были также все балки в доме, и дом был закопан в землю» (Fáfn., 138: 44).
Описанное выше строение в общих чертах совпадает с так называемым «грубенхауcом», которое археологии соотносят с древними германцами. Данный тип жилища представлял собой хижину около 3,5 м в диаметре, поставленную над выкопанной в земле неглубокой ямой, возведенную из различных материалов: обмазанного глиной плетня, деревянных столбов или дикого камня. Конические крыши из соломы опирались на стены и поддерживались центральным столбом (Тодд 2005: 59).
Возможная трактовка данного типа строения как места проживания семьи: супругов и детей, подтверждается присутствием в древнеанглийском языке слова hūs-bonda ‘хозяин дома’ (bonda > и.-е. *bhu- ‘быть, жить’), развившего значения ‘муж’, ‘супруг’ в современном английском языке. Ср.: др.-англ. Ga to ðinum huse to ðinum hiwum, and cyþ him, hu mycel Drihten gedyde «Иди в дом твой, к своей семье, и возвести им, что сделал тебе Господь» (Mark. 5, 19); др.-исл. Hús skal hjóna fá «Дом следует супругами (семьей) занимать» (Hungr., 1: 60); Alin vit upp várum / í einu húsi «В одном месте мы выросли / в одном доме» (Atlm., 189: 10).
Следует также отметить, что анализ древневерхненемецких текстов, проведенный R. Schutzeichel и J. Splett, позволил им выявить несколько значений д.-в.-н. hūs, среди которых установлено и такое как ‘семья’, ‘семейство’ (Schutzeichel 1995: 172, Splett 1993: 416).
По нашему мнению, изначально, прагерманской праформой *hīwa- обозначали совместно проживающих мужчин и женщин. К такому выводу нас подводит присутствие в древнеанглийском языке сложного слова sin-hiwan, где sin - префикс. Вероятно, данное слово использовалось для обозначения длительных супружеских отношений. Такие отношения, например, связывали Адама и Еву. В решении проблемы помогают и древнеанглийские производные hiwian ‘жениться’ и híwung ‘свадьба’, а также слово-композит hiw-gedal, обозначавшее официальный документ, позволяющий супругам разводиться. Сравните: þa hie fela spræcon sorhworda somed, sinhiwan twa. «Много печальных слов сказали, супруги оба» (Gen., 789); hie forbiódaþ mannum đat hie híwien «она запретила мужчинам, чтобы они женились» (Past., 43, 9); Mid his híwunge and his geferena «со своей свадьбой и его товарищей» (Ors., 2, 2); Hi sædon, Moyses lyfde ðæt man write hiw-gedales boc «Они сказали: Моисей разрешил мужчине написать о расторжении брака письмо» (Mark. 10, 4).
Сходное значение отмечено и в древнеисландском языке. Причём указывается, что именно благодаря совместному проживанию мужчины и женщины появляется родство как по крови, так и по браку. Сравните: Ef frændsemi eða sifjar koma upp með hjúm «если родство по крови или по браку появляется с супружеством» (Grág., 378); Kom hann at húsi, / hurð var á gætti, / inn nam at ganga / eldr var á golfi; / hjón sátu þar, / … / Ái ok Edda «пришел он к дому, / дверь была открыта, / внутрь вошел, / освещалось там помещение, / чета сидела там, / … / Дед и Бабка» (Rígs., 76: 2); Hjú görðu hvílu / sem þeim hægst þótti «супруги постлали ложе, / чтобы было удобно» (Atlm., 182: 19).
Логично предположить, что постепенно слово стало обозначать не только супружескую пару, но и детей, рождённых от союза мужчины и женщины, т. е. семью в целом. Сравните: Hve þik hétu hjú - «Как тебя звали родители?» (Fjöl., 215: 46); Þorkell bað hana þá renna þar augum yfir hjörð og hjú og híbýli. «Затем Торкель попросил её окинуть взглядом его стада, домочадцев и дом» (Eirik., 4).
Следует особо подчеркнуть, что под семьёй понимается совместное проживание мужа, жены и их детей. Все это согласуется с археологическими данными, основанными на исследовании захоронений древних германцев, согласно которым минимальная социальная ячейка состояла приблизительно из 6 членов (Härke 1997: 141).
Все вышесказанное позволяет предположить, что термин *hīwa- как раз и обозначал такую минимальную ячейку общества. Новые данные о землепользовании и поселениях германцев подтверждают мысль о том, что производственной ячейкой древнегерманского общества была семья. Мелкое производство едва ли требовало объединения усилий отдельных хозяев.
Обратимся, наконец, к индоевропейскому материалу. Предполагается, что прагерманская праформа *hīwa- восходит к и.-е. корню *k’ei- ‘лежать’, от которого в различных и.-е. языках образовались слова, относящиеся к сфере семейных отношений. Ср.: с суфф. -m-: лит. šeimà, šeimýna ‘семья, челядь’, лтш. sàime ‘семья, домочадцы’, др.-прусск. seimīns ‘челядь’, гот. haims ‘селение’, д.-в.-н. heim ‘родина’, греч. κώμη ‘селение’; c суффиксом -uo-: д.-в.-н. hîwo ‘супруг’, лат. cīvis ‘гражданин’, др.-инд. śéva- ‘дорогой’ (Черных 1994: 154, Фасмер 2003, III: 600).
Итак, какой вывод можно сделать из нашего анализа? Во-первых, все полученные данные указывают на принадлежность исследуемого слова *hīwa- к терминам, характеризующим социальную группу, включающую, в первую очередь, супругов.
Во-вторых, каждая такая семья имела не только отдельный дом (*hūz-), но и могла проживать в семейной усадьбе (*haima-), в некотором отдалении от более крупных поселений, что указывает на осознание семьи как самостоятельной единицы.
В-третьих, проведённая реконструкция открывает новую перспективу понимания социальной структуры древнегерманского общества, где уже в период прагерманской языковой общности формировалась минимальная социальная ячейка - семья.
 

Примечания

1. Выбор языков объясняется не только их архаичностью, но и принадлежностью к различным подгруппам германской группы языков: восточной, западной и северной, что подтверждает возможность существования исследуемого слова в прагерманский период.


Литература

Бенвенист 1995 - Э. Бенвенист. Словарь индоевропейских социальных терминов. М.: Прогресс, Универс.
Болотов, Пильщиков 1994 - С. Г. Болотов, И. А Пильщиков. О «семантической реконструкции» (Несколько замечаний и дополнений к статье Ю. С. Степанова) // Philologica. 1994. vol. 1, № 1/2. С. 39-41.
Гуревич 1999 - А. Гуревич. Древние германцы. Викинги. М. СПб.: Университетская книга.
Гамкрелидзе, Иванов 1984 - Т. В. Гамкрелидзе, В. В. Иванов. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси.
Косвен 1963 - М. О. Косвен. Семейная община и патронимия. М.
Сорокина 2008 - Е. А. Сорокина. К реконструкции прагерманского *haima- // Концепт и культура: материалы III Международной научной конференции, посвященной памяти доктора филологических наук, профессора Н. В. Феоктистовой, Кемерово, 27-28 марта 2008 г. Кемерово. С. 119-125.
Тодд 2005 - М. Тодд. Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура. М.: Центрполиграф.
Фасмер 2003 - М. Р. Фасмер. Этимологический словарь русского языка. Т. 3. М.
Черных 1999 - П. Я. Черных. Историко-этимологический словарь современного русского языка. Т. 2. М.: Рус. яз.
Dumézil 1958 - G. Dumézil L’idéologie tripartite des Indo-Européens, v. 31. Bruxelles: Berchem.
Härke 1997 - Н. Härke. Early Anglo-Saxon social structure // The Anglo-Saxons from the migration period to the eighth century: An ethnographic perspective. San Marino: The Boydell Press. P. 125-160.
Mildenberger 1972 - G. Mildenberger. Sozial-und Kulturgeschichte der Germanen. Stuttgart.
Schützeichel 1995 - R. Schützeichel. Althochdeutsches Wörterbuch, 5., überarb. und erw. Aufl. Tübingen: Niemeyer.
Splett 1993 - J. Splett. Althochdeutsches Wörterbuch. Analyse der Wortfamilienstrukturen des Althochdeutschen, zugleich Grundlegung einer zukünftigen Strukturgeschichte des deutschen Wortschatzes. Bd. I, 1: Einleitung. Wortfamilien A - L. Berlin; New York: Gruyter.
Steuеr 1979 - H. Steuеr. Frühgeschichtliche Sozialstrukturen in Mitteleuropa. Zur Analyse der Auswertungsmethoden des archäologischen Quellenmaterials // Geschichtswissenschaft und Archäologie. Untersuchungen zur Siedlungs-, Wirtschaft-und Kirchengeschichte / Hrsg. von H. Jankuhn und R. Wenskus. Bd. XXII. Sigmaringen.


Источники

Andr. - Andreas // http://www.georgetown.edu/labyrinth (Указ. строка).
Atl. - Atlakviða // Edda: Sæmundar Hins Fróđa mit einen anhang zum theil bisher ungedruckter gedichte, herausgegeben von Theodor Möbius. - Leipzig: J. C. Hinrichs’sche buchhandlung, 1860. S. 175-181. (Указ. страница и глава).
Eirik. - Eiriks saga rauđa // http://norse.ulver.com/texts (Указ. глава).
Fáfn. - Fáfnismál // Edda: Sæmundar Hins Fróđa mit einen anhang zum theil bisher ungedruckter gedichte, herausgegeben von Theodor Möbius. Leipzig: J. C. Hinrichs’sche buchhandlung, 1860. S. 133-139. (Указ. страница и глава).
Fjöl. - Fjölsvinnsmál // Edda: Sæmundar Hins Fróđa mit einen anhang zum theil bisher ungedruckter gedichte, herausgegeben von Theodor Möbius. Leipzig: J. C. Hinrichs’sche buchhandlung, 1860. S. 210-216. (Указ. страница и глава).
Gen. - Genesis // http://www.georgetown.edu/labyrinth/library (Указ. строка).
Grág. - Grágás a collection of the laws of the Commonwealth, published in two volumes by Arna-Magnaean Legate, Copenhagen 1829. (Указ. страница).
Grett. - Grettis saga // http://norse.ulver.com/texts (Указ. глава).
Guth. - Guthlac А, В // www.georgetown.edu/labyrinth/library (Указ. строка).
Guthl - Guthlac // The Anglo-Saxon version of the Life of St. Guthlac, hermit of Crowland, ed. by C. W. Goodwin. London: John Russell Smith, 4, Old Compton street, Soho Square, 1848. P. 3-99. (Указ. глава, страница и строка).
Hungr - Hungr-vaka // Biskupa Sögur, gefnar út af hinu Íslenzka bókmentafèlagi. Vol. i. Copenhagen: Kaupmannahöfn, 1858. B. 57-86. (Указ. глава и страница).
Jo. - Johannes // Ulfilas, oder die uns erhaltenen Denkmäler der gotischen Sprache von Friedrich Ludwig Stamm, Moritz Heyne, and Ferdinand Wrede. Paderborn, 1896. S. 93-122. (Указ. глава и строка).
Lu. - Lucas // Ulfilas, oder die uns erhaltenen Denkmäler der gotischen Sprache von Friedrich Ludwig Stamm, Moritz Heyne, and Ferdinand Wrede. Paderborn, 1896. S. 51-92. (Указ. глава и строка).
Mar. - Marcus // Ulfilas, oder die uns erhaltenen Denkmäler der gotischen Sprache von Friedrich Ludwig Stamm, Moritz Heyne, and Ferdinand Wrede. Paderborn, 1896. S. 19-50. (Указ. глава и строка).
Mark. - Markus // The Halgan Godspel on Englisc. The Anglo-Saxon version of the Holy Gospels ed. by B. Thorpe from the original manuscripts. 2 nd edition.New York: George P. Putnam, 155 Broadway, and 142 Strand, London. 1848. P. 71-111. (Указ. глава и строка).
Past. - Gregory the Great, Pastoral Care // King Alfred's West-Saxon Version of Gregory's Pastoral Care, ed. Sweet, H., 2 vols. London: Early English Text Society, 1958. P. 24-467. (Указ. глава, страница и строка).
Rígs. - Rígsmál // Edda: Sæmundar Hins Fróđa mit einen anhang zum theil bisher ungedruckter gedichte, herausgegeben von Theodor Möbius. Leipzig: J. C. Hinrichs’sche buchhandlung, 1860. S. 76-82. (Указ. страница и глава).
SnEd. - Snorra Edda ásamt Skáldu og Þarmed fylgjandi ritgjörđum. Eptir Gömlum skinnbόkum útgifin af R. Kr. Rask. Prófessór og öðrun Bόkavörð Kaupmannahafnar Háskóla. Stockhόlmi: Prentuð í hinni Elménsku prentsmiðju, 1818. 384 b. (Указ. страница и глава).
Völun. - Völundarkviða // Edda: Sæmundar Hins Fróđa mit einen anhang zum theil bisher ungedruckter gedichte, herausgegeben von Theodor Möbius. Leipzig: J. C. Hinrichs’sche buchhandlung, 1860. S. 88-93. (Указ. страница и глава).
Yngv. - Yngvars saga víðförla // http://norse.ulver.com/texts (Указ. глава).


| Монтаж кондиционеров daikin по низкой цене