Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал
Ю. Конума

ЯПОНСКИЙ КАУЗАТИВ И КАТЕГОРИЯ АСПЕКТА: ПОНЯТИЕ СУПЕРЛЕКСЕМЫ А. А. ХОЛОДОВИЧА

(Международная конференция, посвященная 50-летию Петербургской типологической школы: Материалы и тезисы докладов. - СПб., 2011. - С. 100-105)


 
Ряд японских авторов признает наличие категории вида [1] в японском языке и усматривает ее в противопоставлении формы на -te-i- (формы имперфектива) и формы без -te-i- (формы перфектива) [2]. Однако безусловному признанию такой грамматической оппозиции в японском языке препятствует ряд проблем. Представляется, что для их успешного решения необходимо рассмотреть связи данной оппозиции с другими категориями глагола, иными словами, сформулировать «системное основание» для трактовки данной оппозиции как грамматической.
Форма на -te-i- полисемична. Из ее частных значений нас будут интересовать значения качественного аспекта: прогрессивное и результативное [3]. Наша задача - выявить такую глагольную систему, которая в японском языке способствует совмещению прогрессивного и результативного значения в одной форме и тем самым представляет собой аспектуально релевантную словоклассифицирующую категорию.
В японском языке помимо морфологического каузатива имеются лексические каузативы [Холодович 1969], которые, по уточненным нами данным, охватывают примерно 280 глагольных пар. Члены пар формально различаются оператором каузативации и/или декаузативации и семантически соотносятся как каузатив и декаузатив [4]. Различаются следующие виды формальных отношений.
 
1. Противопоставление типов спряжений: ak-a- [5] ‘открываться’ - ak-e- ‘открывать’, hodok-e- ‘развязываться’ - hodok-a- ‘развязывать’.
2. Противопоставление операторов декаузативации и каузативации (-r-, -s-): kae-r-a- ‘возвращаться’ - kae-s-a- ‘возвращать’.
3. Отсутствие/наличие оператора каузативации: her-a- ‘уменьшаться’ - her-as-a- ‘уменьшать’.
4. Наличие/отсутствие оператора декаузативации: tsunagar-a- ‘соединяться’ - tsunag-a- ‘соединять’.
 
Возможны сочетания вариантов 2–4 с вариантом 1: no-r-a- ‘садиться’ - no-s-e- ‘сажать’, hana-r-e- ‘отделяться’ - hana-s-a- ‘отделять’, mit-i- ‘наполняться’ - mit-as-a- ‘наполнять’, ag-ar-a- ‘подниматься’ - ag-e- ‘поднимать’; а также другие более периферийные варианты.
В монографии А. А. Холодовича «Глагол в современном японском языке» в главе «Суперлексема» предлагается объединить парные лексические каузатив и декаузатив в одно единство - суперлексему [6]. Традиционно глаголы делятся на переходные и непереходные, но автор утверждает, что «необходимо пойти дальше» [Холодович 1979: 28], и предлагает следующую классификацию японских глаголов: 1. Суперлексемы. 1.1. Парные (соотносительные) непереходные глаголы. 1.2. Парные (соотносительные) переходные глаголы. 2. Непарные непереходные глаголы (Intransitiva tantum). 3. Непарные переходные глаголы (Transitiva tantum) [Там же].
Какое значение имеет данная классификация А. А. Холодовича для аспектуальности японского глагола?
Т. Кагэяма представляет так называемую «лексическую концептуальную структуру» (Lexical Conceptual Structure - LCS) японских каузативов следующим образом [Kageyama 1996: 91]:
 
[[x ACT (ON y)] CONTROL [7] [BECOME [y BE AT-z]]]
 
В этой формуле «x» обозначает внешний аргумент, «y» - внутренний аргумент, «z» - состояние. LCS автор делит на два подсобытия, т. е. на каузирующую ситуацию ([[x ACT (ON y)] CONTROL]) и на каузируемую ситуацию ([BECOME [y BE AT z]]).
Формула Т. Кагеямы наглядно описывает структуру суперлексем, но в плане аспектуальной характеристики допускает уточнения. С нашей точки зрения, формы имперфектива позволяют различать три типа суперлексем (далее символ С обозначает каузатив, DC - декаузатив).
 
I. Суперлексемы, у которых каузатив символизируется формулой
 
[[x ACT (ON y)] CONTROL [BECOME [y BE AT-z]]],
 
а декаузатив - формулой
 
[BECOME [y BE AT-z]].
 
К данной группе относится большинство суперлексем: ЖЕЧЬ или ПЕЧЬ [8] «yak-a- (C) / yak-e- (DC); КИПЯТИТЬ «wak-as- (C) / wak-a- (DC) и т. п. Ярлыком CONTROL обозначается каузация, допускающая конативную интерпретацию. В имперфективной форме на -te-i- каузатив обозначает каузацию как процесс [CONTROL] или, в некоторых случаях, как ее результирующее состояние [y BE AT-z], декаузатив - каузируемую ситуацию как результирующее состояние [y BE AT-z]. (Форма без -te-i- каузатива обозначает каузирующую ситуацию или каузирующую и каузируемую ситуации вместе.)
 
II. Суперлексемы, у которых каузатив символизируется формулой
 
[[x ACT (ON y)] CAUSE [BECOME [y BE AT-z]]],
 
а декаузатив по-прежнему формулой
 
[BECOME [y BE AT-z]].
 
Под ярлыком CAUSE понимается моментальная успешная каузация, не допускающая конативной интерпретации. Ко второй группе относятся 9 суперлексем, подобных ОСТАВЛЯТЬ «nokos-a- (C) / noko-r-a- (DC)», НАЧИНАТЬ «hajim-e- (C) / hajim-ar-a- (DC» и т. п. В форме на -te-i- и каузатив и декаузатив обозначают результирующее состояние [y BE AT-z]. (В форме без -te-i- и каузатив, и декаузатив представляют собой пунктив.)
 
III. Суперлексемы, у которых каузатив символизируется формулой
 
[[x ACT (ON y)] CONTROL [BECOME [y ACT (ON y) CONTROL]]],
 
а декаузатив формулой
 
[BECOME [y ACT (ON y) CONTROL]].
 
К данной группе относятся 30 суперлексем, например, ДВИГАТЬ «ugok-as-a- (C) / ugok-a- (DC)», ВЕРТЕТЬ «mawa-s-a- (C) / mawa-r-a- (DC)» и т. п. В суперлексеме каузируемая часть обозначает ситуацию, требующую [CONTROL]; в форме на -te-i- и каузатив, и декаузатив обозначают процесс [CONTROL].
Таким образом, три группы суперлексем различаются тем, какое значение реализуется в форме на -te-i- в имперфективной зоне каждой подситуации, см. Таблицу.

Таблица. Значение имперфектива в подситуациях

 
Каузирующая
ситуация
Каузируемая
ситуация
Суперлексемы I
прогрессив
результатив
Суперлексемы II
результатив
результатив
Суперлексемы III
прогрессив
прогрессив
 
Относительно Transitiva tantum (Tr.t.) и Intransitiva tantum (Intr.t.) в классификации А.А. Холодовича группа Tr.t. делится на Tr.t., которые в форме имперфектива имеют прогрессивное значение, и Tr.t., которые в форме имперфектива имеют результативное значение. Intr.t. также делятся на две подобные группы. Tr.t. и Intr.t., которые в форме имперфектива имеют прогрессивное значение, являются непредельными, поскольку их правая граница не закрыта. Перфект тех Tr.t. и Intr.t., которые в форме имперфектива имеют результативное значение, представляет собой пунктив.
Исходя из вышесказанного относительно простых глаголов японского языка, предельные глаголы можно определить следующим образом: предельным является каузатив суперлексемы, который в форме на -te-i- имеет прогрессивное значение, а его парный декаузатив в той же форме является результативом.
Таким образом, понятие суперлексемы имеет существенное значение для аспектуальности японского глагола. Однако А. А. Холодович теоретически обосновывал понятие суперлексемы, исходя не из семантической структуры, актуальной для аспекта, а из диатезного соотношения каузатива и декаузатива. Они, имея общие компоненты ролевой семантики, отличаются друг от друга исключительно диатезой. Следовательно, можно утверждать, что суперлексемы, являющиеся «зоной пересечения» противопоставлений переходности/непереходности и предельности/непредельности, и включающие в себя механизм актантной деривации, представляют структуру глагольной части лексикона как «деривационный потенциал данного класса» [Падучева 2001: 55].
А. А. Холодович стремился к созданию универсальной грамматической теории. Он не предлагал научной идеи, применимой только к одному языку. Целесообразным представляется введение в грамматику подобное суперлексеме понятие, относящееся к той глубинной семантической структуре словаря, которая способствует взаимодействию некоторых глагольных категорий и порождает их формальную организацию.
 

Примечания

1. В настоящей работе под «категорией вида» понимается «наиболее грамматикализованная часть поля аспектуальности» [Маслов 2004: 326].

2. В группе -te-i- первый элемент - суффикс деепричастия, а второй исторически восходит к глаголу бытия iru ‘быть’, ‘существовать’ при одушевленном субъекте.

3. Согласно В. П. Недялкову, японский язык входит в немногочисленную группу языков, в которых МФ (многозначная форма - Ю. К.) выражает «в зависимости от лексического значения глагола и контекста либо прогрессивное, либо перфектное и/или результативное значение». Помимо японского языка к данной группе относятся, согласно автору, такие, как монгольский, карачаевский, сенека, китайский, узбекский и нивхский [Недялков 1988: 225].

4. Имеются в виду только так наз. простые (однокорневые) глаголы. Термины «каузатив» и «декаузатив» в настоящей работе не соотносятся с направлением формальной деривации между соответствующими глаголами.

5. В настоящей работе формы лексических де-/каузативов рассматриваются, вслед за А. А. Холодовичем, как формы так называемой первой основы глагола. Например, в ak-a- элемент -a- является показателем первой основы первого спряжения, а в ak-e- элемент -e- - показатель первой основы третьего спряжения.

6. Ср.: «Суперлексемами мы будем называть любую пару лексем, типа отиру ‘падать’: отосу ‘ронять’, ‘уронить’ = ‘делать так, чтобы что-то падало’, между членами которой существует регулярное семантическое (смысловое) и нерегулярное (и поэтому не предсказуемое и не подводимое под какое-либо правило, носящее общий характер) формальное отношение. Если первый член этой пары - лексема Li - означает ‘A находится в процессе (или состоянии) x’, то второй член этой пары - Lj - чаще всего означает ‘B (как правило, кто-то, а не что-то) делает так, чтобы A находилось в процессе (или состоянии) x’» [Холодович 1979: 28].

7. В американской лингвистике элемент, обозначенный ярлыком «CONTROL», принято обозначать ярлыком «CAUSE». Согласно автору, «CAUSE» подразумевает успех каузации: например, английское предложение John turned on the light имплицирует то, что The light came on. Однако в японском языке отношение между связанными корреляцией каузативом и декаузативом состоит в противопоставлении по линии «попытка - успех», т. е. каузатив может допускать конативную интерпретацию. Исходя из этого, автор считает, что данному элементу LCS более соответствует наименование «CONTROL», чем «CAUSE» [Kageyama 1996: 85–87].

8. Суперлексема представляется каузативом при помощи прописных букв.


Литература

Маслов Ю. С. Избранные труды. М., 2004.
Недялков В. П. Типологизация языков по признаку наличия многозначных глагольных форм с прогрессивным и перфектным значениями // В. И. Подлесская (ред.). Синхрония и диахрония в лингвистических исследованиях. Часть 1. М., 1988. С. 223–227.
Падучева Е. В. Каузативный глагол и декаузатив в русском языке // Русский язык в научном освещении. 2001. № 1. С. 52–79.
Холодович А. А. Морфологический и лексический каузативы в японском языке // А. А. Холодович (ред.) Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. Л., 1969. С. 270–293.
Холодович А. А. Проблемы грамматической теории. Л., 1979.
Kageyama T. Dooshi imi-ron. Tokyo, 1996.


Самая актуальная информация корморезка купить у нас на сайте. | теоретическая механика курсовая