Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

Т. Я. Елизаренкова

СРЕДНЕИНДИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

(Языки мира. Индоарийские языки древнего и среднего периода. - М., 2004 . - С. 70-73)


 
1. Название «среднеиндийские языки» (С. я.) является прежде всего лингвистической характеристикой определённого этапа развития языков Древней Индии. Оно объединяет собой пали, пракриты и апабхранша (см. статьи «Пали», «Пракриты», «Апабхранша» в наст. издании) как противопоставленные вместе по своим лингвистическим особенностям, с одной стороны, - древнему индоарийскому (см. статью «Древнеиндийские языки» в наст. издании), т. е. ведийскому и санскриту (см. статьи «Ведийский язык» и «Санскрит» в наст. издании), с другой стороны, - новым индоарийским языкам (см. «Введение» в наст издании). Оно обозначает также ряд литературных языков, «надстроенных» над исчезнувшими разговорными диалектами.
2. С. я. были распространены в Северной и Центральной Индии. Условные хронологические рамки этого периода: середина I тыс. до н. э. - X-XII вв. н. э.  Они ограничивают время существования разновидностей С. я. в литературном употреблении, при этом из двух рубежей достоверен только верхний, за которым следует литература на новых индоарийских языках. Нижний рубеж установлен гипотетически, поскольку разговорные языки среднеиндийского лингвистического типа существовали, по-видимому, на много веков раньше. Об этом можно судить по наличию «пракритизмов» (слов, имеющих пракритский фонетический облик) не только в санскрите, но и в сáмой архаичной разновидности древнего индоарийского - ведийском языке. На протяжении по меньшей мере полутора тысячелетий С.я. сосуществовали с древними индоарийскими языками. Разделение сфер (сначала довольно четкое) происходило по религиозным и жанровым признакам. Индуизм использовал санскрит, новые религии - буддизм и джайнизм - начали вести свои проповеди на среднеиндийских языках (буддийские эдикты царя Ашоки - архаичные пракриты, Канон южного буддизма хинаяна - пали, джайнские сочинения - пракрит ардхамагадхи и некоторые другие). С начала н.э. засвидетельствованы тексты северного буддизма махаяны на санскрите, а с VI в. н.э. санскритом начинают пользоваться джайнские авторы. В среднеиндийской классической литературе С.я. закрепляются за произведениями малых жанров: лирической поэзией малых форм и рассказом (катха). Разновидность С.я. - сценические пракриты - употребляются с первых веков н.э. наряду с санскритом в классической индийской драме, причем выбор языка, на котором говорят персонажи, определяется их социальным рангом (см. статью «Пракриты» в наст. издании).
С распространением буддизма С.я. выходят за пределы Индии. Так, язык пали еще до н.э. был перенесен на о. Шри-Ланка (устар. Цейлон), а затем на рубеже I и II тыс. н.э. в те страны к востоку от Индии, которые приняли южный буддизм хинаяна (совр. Мьянма, Таиланд, Лаос, Камбоджа). Отдельные формы пракритов были занесены буддийскими монахами в Центральную Азию (пракрит нийя и др.), вплоть до районов Южного Таджикистана.
3. Вопрос о числе говорящих в связи с С.я. не ставится.  
4. С. я. представляют собой дальнейший этап развития древних индоарийских языков, с которыми они связаны генетически. Связь эта, однако, не прямолинейна и не однозначна. Дело в том, что ни одну разновидность С.я. нельзя прямо возвести к санскриту, который ему непосредственно предшествовал. Здесь обычно имеет место сдвиг диалектной базы. Существует ряд изоглосс, объединяющих С.я. и архаичный ведийский язык, минуя санскрит. Сюда относятся некоторые особенности дистрибуции гласных и трактовка правил сочетания звуков (сандхи), отдельные формы местоимений, глагольных и именных флексий, словообразовательных суффиксов.
5. В отношении С.я. речь может идти не о хронологии разделения, а о попытках некоторой весьма условной периодизации. Трудность заключается в том, что в Древней и Средневековой Индии на протяжении многих веков сосуществовали в литературном употреблении языки, принадлежащие к разным этапам лингвистического развития. Поэтому история развития языков предстает скорее как история определенных классов текстов или литературных жанров и стилей.
Наиболее распространена следующая общая периодизация С.я. (в целом совпадающая со схемой, предложенной А.Вулнером и М.А. Мехендале): 1) ранние С.я. - пали, пракриты надписей; 2) средние С.я. - литературные и сценические пракриты; 3) поздние С.я. - апабхранша с его поздней разновидностью авахаттха. Условная датировка этих периодов: ранние С.я. - вторая половина I тыс. до н.э., средние С.я. - с начала н.э. до V в. н.э., поздние С.я. - с V в. до X-XII вв. При этом пракриты продолжали оставаться в литературном употреблении и после V в. вплоть до конца среднеиндийского периода, а различные апабхранша, базирующиеся на лингвистически более продвинутых местных говорах, лишь постепенно завоевывали позиции литературных языков, употребляясь наряду с пракритами и санскритом, а затем и наряду с новоиндийскими языками.
Предлагалась и иная хронологическая схема для разных этапов развития С.я. (Сукумар Сен): 1) ранние С.я. - пали, надписи Ашоки; 2) вторичные С.я. - ранняя эпиграфика, пракриты нийя, буддийский гибридный санскрит; 3) литературные пракриты и апабхранша; 4) авахаттха. Вызывает сомнения включение в эту схему буддийского гибридного санскрита (см. статью «Буддийский гибридный санскрит» в наст. издании), возникшего в результате контаминации двух моделей: среднеиндийской, на которую была наложена древнеиндийская. Данная классификация не во всех случаях адекватно отражает расстояние между расстояние между разновидностями С.я., относимыми к одному или к разным периодам. Так, различия между апабхранша и авахаттха явно меньше, чем те, которые разделяют пали и пракриты Ашоки. Преимущества данной схемы заключаются в дифференцированном подходе к эпиграфическим пракритам.
6. С.я. обладают определенными лингвистическими характеристиками, которые противопоставляют их древнему индоарийскому на всех уровнях. Особенно резко эти отличия выражены в фонетике и фонологии. Для С.я. характерны следующие черты: отсутствие слоговых сонантов r, l; отсутствие дифтонгов; запрет на консонантный исход слова (слово может оканчиваться или на чистый гласный, или на гласный + носовой неполной смычки m); регулирование оппозиции долгота-краткость у гласных законом двух мор; тенденции к сильному ограничению сочетаний согласных при наличии большой свободы сочетаний гласных. Степень проведения этой тенденции в отдельных разновидностях С.я. неодинакова. Например, при общем запрете на начальные сочетания согласных отдельные их типы встречаются в северо-западных пракритах Ашоки и в пракритах из Центральной Азии. Одним из основных типов интервокальных сочетаний согласных являются  разнообразные геминаты. Сочетания согласных бывают только двучленными. Среди них имеется сочетание «носовой согласный + h» (находящиеся на пути к фонологизации), отсутствующие в древнем индоарийском. Палатальный носовой n является фонемой. Сильно выражена тенденция к наличию в системе только одной фонемы- сибилянта. В целом, в С.я. прослеживается зависимость парадигматической характеристики фонемы от синтагматической.
Морфонологические чередования гласных, представленные оппозицией двух (а не трех, как в древнем индоарийском) ступеней, занимают весьма скромное место в формо- и словообразовании имени и глагола, не образуя единой и стройной системы.
Морфологическая структура основы имени и глагола весьма часто бывает неясной из-за фонетической размытости морфемных швов. В целом, основы могут оканчиваться только на гласные, следы древних атематических основ отражены как отдельные нерегулярности в склонении и спряжении. Склонение в значительной степени унифицировано, а в именной флексии сильно сказывается влияние местоименной парадигмы. Нет четкости в противопоставлении глагольных флексий разных серий. Оппозиция активного - медиального залогов не является системной. Личные формы с медиальной флексией функционируют как дублеты форм с активной флексией без какой-либо разницы в значении. В имени и глаголе различаются флексии двух чисел: единственного и множественного (двойственного числа нет). Максимальной для имени и местоимения является шестипадежная парадигма склонений. Для многих граммем падежа характерно наличие дублетных форм. Система глагольных времен складывается из противопоставления трех  (настоящее-прошедшее-будущее) или двух (настоящее-будущее) граммем, выражаемых личными глагольными формами. Во всех разновидностях С.я., кроме пали, значение прошедшего времени выражается с помощью причастий.
В целом, тенденции, характерные для среднеиндийской морфологии, сводятся к ослаблению синтетической структуры языка.
Эта морфологическая тенденция, проецируясь на синтаксический уровень, проявляется в изменении объема семантики отдельных граммем, а именно в его расширении. В связи с уменьшением числа граммем, из оппозиций которых складывается та или иная грамматическая категория, каждая граммема в С.я. имеет более широкий круг значений, чем в древнем индоарийском. Это относится к такой универсальной грамматической категории, как категория числа; у имени и местоимения - к категории падежа; у глагола - к категории залога, времени, наклонения.
Синтаксис. Порядок слов тот же, что и в древнем индоарийском: сказуемое стоит в конце предложения, подлежащее тяготеет к начальному месту в предложении, все остальные члены предложения расположены между ними. Имя в винительном падеже, выражающее прямое дополнение, стоит непосредственно перед сказуемым, а косвенные дополнения обычно предшествуют прямому. Определения разного рода находятся перед определяемым.
Важная синтаксическая особенность, отличающая все разновидности С.я., кроме пали, от древнего индоарийского, состоит в том, что при переходном глаголе в прошедшем времени - во всех пракритах и апабхранша эта граммема выражена причастием совершенного вида - конструкция формально может быть только пассивной с инструментальным падежом имени логического деятеля и именительным падежом логического прямого объекта, т.е. с объектным согласованием (состояние, предшествующее возникновению эргативной конструкции). Например, iyam dhammalipi devanam priyena Priyadasina rana lekhapita «Этот религиозный эдикт приказал написать царь Приядаси, милый богам», букв. «Этот религиозный эдикт (им.п. ед.ч. ж.р.) записан (пассивное прич. им.п. ед.ч. ж.р. каузатив) царем (твор.п.) Приядаси, милым богам».  
 

Литература

1. Bloch J. Indo-Aryan from the Vedas to modern Times / Transl. by A. Master. Paris, 1965.
2. Bubenik V. The structure and development of Middle Indo-Aryan dialects. Dehli, 1996.
3. Deshpande M. M. Sanskrit and Prakrit. Sociolinguistic Issues. Delhi, 1993.
4. Hinüber O. von. Das älteste Mittelindisch im Überblick. Wien, 1986 (2-е изд. 2001).
5. Oberlies Th. Middle Indo-Aryan and (the) Vedic (Dialects). (Miscellanea Palica, VII) // Historishe Sprachforschung, 1999, Bd. 112.
6. Sen S. Historical Syntax of Middle  Indo-Aryan // Indian Linguistics, 1953, vol.13.
7. Sen S. A Comporotive Grammer of Middle  Indo-Aryan. Poona, 1960.
8. Woolner A. C. Introduction  to Prakrit. Lahore, 1938 (переизд. Dehli, 1966).


| Интернет-магазин комфортного бритья