Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

Е. С. Цыпилева

ТРАГЕДИЯ НЕВИЯ "ГЕСИОНА" (AESIONA): ЦИТАТЫ У ВАРРОНА И АВЛА ГЕЛЛИЯ

(Индоевропейское языкознание и классическая филология - IX. Материалы чтений, посвященных памяти профессора И. М. Тронского. - СПб., 2005. - С. 268-271)


 
От трагедии Невия «Гесиона» (Aesiona) сохранился всего лишь один фрагмент, состоящий из одной стихотворной строки. Уникальность этого фрагмента заключается не только в том, что он принадлежит пьесе, от которой более ничего не сохранилось, но и в том, что он приводится в произведениях сразу двух античных авторов: Варрона и Авла Геллия. Рассмотрим, каким образом и для чего каждый из них обращается к тексту Невия.
 
Varro De Lingua Latina VII, 107:
Multa apud poetas reliqua esse verba quorum origines possint dici, non dubito, ut apud N<a>evium in <A>esiona mucro gladii 'lingula' a lingua…
A. Gellius Noctes Atticae X, 25:
De 'lingula', quoniam est minus frequens, admonendum existimo lingulam veteres dixisse gladiolum oblongum in speciem linguae factum, cuius meminit Naevius in tragoedia Hesiona [1]. Versum Naevi apposui: sine mi gerere morem videar lingua, verum lingula.
 
Как было отмечено ранее, оба писателя цитируют не только одну и ту же пьесу Невия, но одну и ту же строку из нее. При цитировании Варрон выписывает только интересующее его слово, Авл Геллий приводит эту строку полностью. В обоих случаях причина для цитирования одна - слово lingula: Варрон объясняет его происхождение, Авл Геллий - его значение и употребление древними. Итак, в этих цитатах слишком много общего, чтобы их можно было бы считать результатом случайного совпадения или следствием независимого обращения обоих писателей к одному и тому же тексту. На основании этого мы считаем, что вполне правдоподобно будет предположить, что обе эти цитаты являются частями одного текста, в котором объяснялось в каком значении было употреблено слова lingula в пьесе Невия Aesiona. В самых общих чертах этот текст можно реконструировать следующим образом:
apud Naevium in Aesiona:
ne mihi gerere morem uidear lingua, uerum lingula.
lingula - gladiolus oblongus in speciem linguae factus.
Слова veteres dixerunt, которыми воспользовался Авл Геллий для того, чтобы ввести объяснение слова lingula, могли отсутствовать в изначальном, реконструируемом нами тексте. Дело в том, что Авл Геллий довольно часто использует слова veteres dicebant / dixerunt для ввода цитаты или для того, чтобы показать, что значение некоего слова отлично от общепринятого.
Мы считаем возможным исключить из реконструируемого текста также и указание на жанр цитируемого произведения, то есть слова in tragoedia Aesiona, приводимые Авлом Геллием. Отсутствие этих слов в тексте Варрона само по себе ни о чем не свидетельствует. Даже если он знал, к какому жанру принадлежало цитируемое им произведение Невия, то очень велика вероятность того, что он сознательно ничего не написал об этом. Для Варрона вообще не характерно называть жанр того произведения, которое он цитирует. Напротив, это характерно для Авла Геллия, но он всегда пользуется для этого одной из следующих формул:
in X (gen. nominis auctoris) tragoedia, quae Y inscribitur / inscripta est или
in X (gen. nominis auctoris) tragoedia, cui nomen / titulus est Y
Слова Naevius ... in tragoedia Aesiona не могут быть частью ни одной из вышеприведенных формул, так что вполне вероятно, что мы имеем дело с позднейшей вставкой в текст самого Авла Геллия. Если наши рассуждения верны, то нет никаких причин включать их и в реконструируемый текст.
На наш взгляд, также совсем не обязательно включать в реконструируемый текст сведения о происхождении слова lingula. Его этимология совершенно очевидна: это существительное с уменьшительным значением, образованное от существительного lingua. А так как главным критерием Варрона при отборе примеров, перечисленных в параграфах 107-108 VII книги De Lingua Latina, была именно «прозрачность» и ясность их этимологии, то нет необходимости предполагать, что этому еще где-то специально уделялось внимание.
После того как был реконструирован текст, к которому, на наш взгляд, восходят цитаты из трагедии Невия Aesiona, приводимые в сочинениях Варрона и Авла Геллия, необходимо задуматься о характере этого текста. И указание на то, что слово lingula употреблено в пьесе Невия в особом значении, и объяснение этого значения могли содержаться, прежде всего, на полях издания текста трагедии. В случае с Варроном, жившим в I в. до н.э. и, что достоверно известно, имевшем в своем распоряжении множество различных текстов, предположение о том, что он выписал цитату непосредственно из произведения Невия (или из маргинальных заметок полях), представляется вполне правдоподобным. Однако в случае с Авлом Геллием, жившим во II в. н.э. и нередко пользовавшимся «текстами-посредниками» при цитировании многих архаических авторов, дело обстоит не так просто. Если допустить, что издание трагедии Aesiona Невия существовало еще во II в. н.э. и Авл Геллий держал его в руках, то как же тогда объяснить, что ни он сам, ни кто-либо другой (за исключением Варрона) более нигде и никогда не упоминает об этой пьесе? Найти ответ на этот вопрос не представляется возможным, и потому более разумным, на наш взгляд, будет предположить, что реконструируемый нами текст был частью некоего глоссария к произведениям Невия. Про этот глоссарий можно совершенно точно сказать, что в нем цитировались произведения Невия, и объяснялись необычные значения слов, встречающихся в них. Вероятность и правдоподобие того, что с подобным глоссарием мог работать Авл Геллий, довольно велика.
Предположение, выдвинутое нами в результате сравнения цитат из трагедии Невия Aesiona, приводимых в сочинениях Варрона и Авла Геллия, о существовании некоего глоссария к произведениям Невия, является не только правдоподобным, но и «функциональным», то есть позволяет объяснить многие, представлявшиеся ранее необъяснимыми, явления. Единственный вопрос, на который нам пока не удалось найти ответа, это - кем и когда был составлен подобный глоссарий. Совершенно точно можно сказать, что реконструируемый нами глоссарий существовал в конце I в. до н.э. Его автором мог быть сам Варрон. В этом случае, работу над составлением глоссария можно, вслед за К. О. Мюллером, представить следующим образом. В распоряжении Варрона были тексты различных произведений Невия, возможно, содержащие маргиналии. В процессе подготовки к написанию De Lingua Latina Варрон изучил их и составил для себя глоссарий, содержавший цитаты и объяснения значения и / или происхождения редких слов, встречающихся в них. Для того, чтобы этим списком было удобно пользоваться, Варрон расположил названия пьес в алфавитном порядке. Во время написания De Lingua Latina Варрон цитировал свой глоссарий там, где считал это необходимым, и каждый раз вид и размер цитаты зависел от контекста. Там, где наличие цитат из произведений Невия могло привести к уменьшению наглядности, Варрон выписывал из своего глоссария только «леммы», там же, где это было необходимо, он приводил целую строку.
Впоследствии, существование глоссария, составленного Варроном, могло привести к уменьшению интереса со стороны грамматиков к тексту произведений Невия и более редкому к ним обращению. Что, несомненно, могло лишь только способствовать процессу исчезновения последних. Если же предположить, что реконструируемый нами глоссарий был составлен кем-то до Варрона, тогда Варрон просто использовал его при написании своего сочинения, а процесс вытеснения текстов Невия на периферию начался уже к середине I в. до н.э. В дальнейшем, глоссарий (хотя мы можем точно засвидетельствовать его существование еще во II в. н.э.) постигла та же судьба, что и тексты, которые он вытеснил.
 

Примечания

1. Вслед за Бюхлером (Buecheler in Rhein. Mus. 27 (1872), p. 475) большинство издателей драматических фрагментов Невия предпочитают форму Aesiona.


Источник текста - сайт Института лингвистических исследований.


С реальной скидкой вагонка из алтайского кедра по низким ценам.